Немцов: «Извиняться может только сильный»

24.11.2020
Интервью с Борисом Немцовым
Апрель 2010 года

Эхо Москвы, Особое мнение
Немцов: Помогая Украине, Россия будет вынуждена повысить налоги
29 апреля 2010 года

Эвелина Геворкян: Здравствуйте, в прямом эфире «Эха Москвы» и телекомпании RTVi программа «Особое мнение». У микрофона Эвелина Геворкян. И сегодня я беседую с политиком Борисом Немцовым. Здравствуйте, Борис.

Борис Немцов: Добрый день.

Эвелина Геворкян:
Сегодня (29 апреля 2010 года) президент Украины Виктор Янукович в своем обращении к гражданам сказал, что период конфронтации с Россией завершился, и вот последние соглашения по газу и Черноморскому флоту приведут к укреплению экономики энергетической безопасности страны, и что вообще весь цивилизованный мир это наше соглашение одобрил, кроме украинской оппозиции.

29.04.2010
Период конфронтации с Россией завершился, — заявил президент Украины Виктор Янукович в своем обращении к согражданам
Янукович также сказал, что последние соглашения по газу и Черноморскому флоту приведут к укреплению экономики и энергетической безопасности страны. Президент обратил внимание на то, что эти договоренности одобрительно воспринял весь цивилизованный мир. «В Вашингтоне, Брюсселе и всех европейских столицах их считают безусловным успехом Украины». По словам президента, недовольной осталась только украинская оппозиция.
Эхо Москвы

 

Согласны ли вы с его заявлением? Как вы это прокомментируете?

Борис Немцов: Ну, как принимали, ратифицировали договор, я не знаю, все или не все видели, но это мне напомнило схватку футбольных фанатов «Шахтера» и «Динамо-Киев» или «Челси» и «Арсенала» или «Спартака» и нашего «Динамо». Ну, Литвин, спикер Рады, с подбитым глазом оказался, дымовые шашки неоднократно взрывались. Поэтому, по-видимому, как-то Янукович желаемого за действительное выдает, рассказывая, что все тихо-спокойно и началась дружба и мир.

Вообще, когда любовь покупается за крупные деньги, это не всегда ведет к прочному браку и к прочному союзу. Часто те, кого купили, всю жизнь этого не могут забыть и пытаются как-то, знаете, в конце концов отыграться. Если говорить по сути дела, то суть дела следующая. Янукович может доложить собственному народу, что ему удалось снизить цены на газ. Причем существенно — где-то на 100 долларов за тысячу кубов или на 30%.
Второе: он может сообщить народу, что МВФ дал Украине 12 миллиардов долларов. Третье: он может сообщить гражданам города Севастополя, что они могут не беспокоиться — у них будет работа и их никто никуда не выгонит. В этом смысле его козыри очевидны. А главное, он теперь может сказать, что, ребята, теперь, получив такие подарки из России и из Вашингтона, у нас есть все шансы выбраться из глубокого экономического кризиса.
Теперь: что могут сообщить Путин с Медведевым русскому народу? Поскольку у нас парламент — не место для дискуссий и яиц там нет, как вы догадываетесь, они могут сообщить следующее. Российский бюджет ежегодно, помогая братской Украине, будет терять 4 миллиарда долларов денег, Россия будет вынуждена повышать налоги для собственных граждан, в первую очередь, на заработную плату. Хочу сообщить, что это коснется всех граждан России. Кроме того, поскольку Газпром в тяжелом экономическом положении находится и в долгах как в шелках, 60 миллиардов долларов у него долгов, то цены на газ будут расти в стране стремительно, и где-то в 2-2,5 раза вырастут тарифы на коммунальные услуги. Вот это могут сообщить русскому народу Путин и Медведев.
Сообщают, естественно, совсем другое — что все хорошо, все нормально. То есть я считаю, что с точки зрения экономики вопроса, конечно, это грандиозный успех Януковича, и вообще, за военно-морские базы никто в мире такие деньги не платит. Я вот вам хочу сказать, что американцы имеют крупнейшую военно-морскую базу на Тихом океане, она находится на Окинаве, это Япония. Это самая крупная база, американцы контролируют весь Тихий океан с этой базы. Они платят за аренду 800 миллионов долларов. Путин с Медведевым — 4 миллиарда. У них еще есть база в Южной Корее, которая важна для того, чтобы защищать Тайвань и Северную Корею как-то отделить от Южной. Эта база обходится им в 660 миллионов долларов в год. У них еще база в Гуантанамо, на Кубе. За нее они платят 4 тысячи долларов год!

Эвелина Геворкян: 4 тысячи?!

Борис Немцов: Да, я не оговорился, 4 тысячи долларов в год. Фиделю Кастро они платят 4 тысячи за базу. Печально известная, кстати, база, где были агенты Аль-Каиды, и так далее. То есть это грабеж России. Теперь — это еще и, я бы так сказал, какая-то очень странная помощь. Янукович что говорит? «Друзья, не бойтесь, тарифы на коммунальные услуги на Украине повышаться не будут, а промышленность наша заработает на дешевом газе». А мы, крупнейшие в мире производители газа, говорим: «Тарифы на газ будут расти быстро, и на коммунальные услуги тоже». Теперь — Черноморский флот: зачем он? Ну вот смотрите. Если речь о Средиземном море…

Эвелина Геворкян: Ну да, уже многие эксперты говорили о том, что это скорее имиджевая вещь.

Борис Немцов: Ну имиджевая. А мы за имидж готовы 40 миллиардов долларов платить? Или, может быть, например, армию переведем на контракт за эти же деньги, будем платить достойную зарплату контрактникам, предоставим им жилье и вообще решим проблему военных? И, кстати, решим проблемы моряков, между прочим, Черноморского флота. На самом деле, я так скажу. Если вот все отбросить, очевидно, что Черноморский флот состоит из кораблей 30-40-летней давности, флагман флота, собственно, ракетный крейсер «Москва», был спущен на воду где-то в 80-м году, к боевым действиям с НАТО этот флот не готов.

Эвелина Геворкян: Говорят, сейчас они там новые смогут поставить.

Борис Немцов: Не знаю, чего они там смогут. Самое главное, что он пройти через Босфор и Дарданеллы не сможет, потому что это контролируется НАТО, то есть Турцией. И, на самом деле, я вам так скажу: флот нужен для войны с Грузией. Ну давайте все отбросим. Флот нужен для войны с Грузией. Флот, кстати, не участвует во внутриполитической жизни Украины и никогда не участвовал. Скажите, стоит война с Грузией 40 миллиардов долларов? Кстати, вот в последней войне было потоплено два грузинских катера. Все, на этом все закончилось. Мне представляется, что это грабеж, причем за наш с вами счет, то есть мы за это должны будем платить.

Эвелина Геворкян: Вот здесь есть такой вопрос от Арсения, менеджера из России. Он спрашивает: «В договоре с Украиной «Газфлот» названа астрономическая цифра — каков процент отката?» Ну вот есть и такие вопросы, в вашей же риторике.

Борис Немцов: Откат следующий. Газпром, который немного платит налогов в сравнении с другими нефтяными компаниями — экс-министр топливной энергетики всегда возмущался тем, что Газпром платит в 5-6 раз меньше налогов, чем Лукойл, за эквивалент добытой нефти, то есть Газпром в оффшоре живет у нас в России… Сейчас, поскольку Газпром — это бизнес Путина и его друзей, Путин с барского плеча взял и Газпром освободил от экспортных пошлин. Причем ровно на 4 миллиарда долларов. При этом, я подчеркиваю, для нас с вами будет увеличен единый социальный налог с 26 до 32 или 34%.

То есть люди будут должны расплачиваться за якобы геополитические амбиции. Я, кстати, так и не могу понять, в чем эти геополитические амбиции состоят. Последний момент. Понимая, что договор может закончиться в 2017-м, начали реконструкцию и строительство базы в Новороссийске, который, кстати, ближе к Грузии, хочу заметить. Вложили туда 500 миллионов долларов. Кто отчитается за эти деньги? Кто за это за все будет отчитываться?

Эвелина Геворкян: В смысле, отчитается? Что там приостановлено строительство? Или в чем?

Борис Немцов: Ну а что? Ну кто, во-первых, доложит, что там сделано, что будет дальше с этой базой, нужна ли нам эта база?

И самое последнее, если уж говорить о России. Знаете, я Украину неплохо знаю, на Украине есть такая добрая и одновременно комичная традиция.
Первая традиция — то, что президенты долго в кресле не засиживаются. После Кравчука там был Кучма, потом его сменил Ющенко, а сейчас его сменил Янукович, и в 2015-м году, возможно, кто-то новый, наверное, из оппозиции появится.
Вторая традиция — каждый следующий отменяет все то, что сделал предыдущий. Знаете, к бабке не ходи. Поэтому сказать, что этот договор на 25 лет, может только оптимист неисправимый. Я, например, не исключаю, что в 2015-м году придет новый президент украинский и договор отменит, причем отменит на основании Конституции. Дело в том, что в украинской Конституции, в главной части ее, говорится о том, что военные базы иностранных государств на территории Украины не могут размещаться, а в переходных положениях к украинской же Конституции говорится о том, что возможно размещение на временной основе в рамках договора аренды. То есть есть прямой конфликт внутри Конституции, который могут использовать для того, чтобы отменить договор. Теперь смотрите. Представим себе, отменили. А деньги-то мы уже с вами заплатили. Причем к 2015-му году мы заплатим 20 миллиардов долларов. Кто будет за это за все отвечать? То есть такое ощущение, что все равно в Новороссийске базу надо строить. Надо строить базу, потому что быть заложниками каких-то там непонятных политических конфликтов на Украине, я думаю, никто не хочет.

Эвелина Геворкян: Вы спрашиваете, кто будет отвечать. Вероятно, тот, кто будет руководить нашей страной в это время. Вот, кстати, есть вопрос относительно выборов 12-го года. Вас спрашивает труженик из Москвы: «Собирается ли движение «Солидарность» выдвинуть кандидата на президентские выборы 12-го года, или намерены ли вы каким-то образом в них участвовать?»

Борис Немцов: У нас ведутся жаркие дебаты на эту тему, в движении «Солидарность». И мы собираемся этот вопрос детально обсуждать на предстоящем съезде движения, который состоится в конце этого года, равно как и участие в думской кампании в 2010-м году.
В каком формате. Теперь — что надо иметь в виду? В принципе, в России выборов нет. Честных, конкурентных, без фальсификаций. Их нет уже давно. Ну нельзя выборами назвать то, что было в 2008 году. Я думаю, сам Медведев не считает это выборами, и Путин тоже. Не думаю, что в 2012-м году будут какие-то конкурентные выборы. Пока в стране цензура, пока используются самые гнусные методы против оппозиции, пока наш народ не узнает правды о том, что исполняет власть, назвать мероприятие в 12-м году выборами язык не поворачивается.

Второе. Я считаю, что определенное участие оппозиция в мероприятии этом должна принять. Хотя бы для того, чтобы гражданам объяснить, что в стране происходит и есть ли альтернатива. Ведь очень многие люди считают, что вот этому тандему нет альтернативы. Это заблуждение связано с пропагандой. Не все ж слушают «Эхо Москвы» и не все знают, что есть другая точка зрения. Поэтому участвовать в 2011-12гг. нужно, хотя бы для того, чтобы рассказать про гораздо более эффективный и успешный курс для России, а не курс только на коррупцию и на обогащение чиновников.

Эвелина Геворкян: Ну, кстати, по поводу этой безальтернативности говорят и относительно мэра Москвы Лужкова, когда говорят, что вроде бы сейчас такие знаки появляются о том, что его хотели бы сменить — выступление Владимира Вольфовича, например, какие-то громкие заявления. Но в конце концов нет никакой альтернативы, поэтому есть то, что есть.

Борис Немцов: Эвелин, ну вот смотрите, Лужков правит нами с вами столько же, сколько Брежнев Советским Союзом. Напомню, Леонид Ильич незабвенный, царствие ему небесное, правил 18 лет. Уже и анекдоты про него рассказывали, и уже в телевизор, где он выступал, кидали бутылками, уже чего только ни творилось. Просто вы юная девушка и ничего не помните, а я хорошо помню то время.

Лужков, в принципе, довел ситуацию примерно до такого же отношения к себе, как в поздние годы застоя относились к Брежневу. В принципе, время, когда он мог спокойно уйти как человек, который Храм Христа Спасителя построил, МКАД и так далее, оно уже ушло безвозвратно. Теперь большинство москвичей считает, что Лужков — вор и коррупционер.
Я вам скажу, что так считает больше 70% москвичей. Теперь его жена — самая богатая женщина Восточной Европы и России с состоянием в несколько миллиардов долларов, в том числе и по данным Forbes за 2010 год, и ее бизнес основан на строительстве и девелопменте в Москве в основном, то есть в той сфере, где Лужков является распорядителем земли и, собственно, всех ресурсов.
Мы в докладе «Лужков: итоги» с Володей Миловым и я отдельно представили постановление, которое подписал Лужков, где право на строительство и на коммерческую продажу предоставлено его жене, Батуриной. Они беспардонным образом организовывают, например, тендер на ремонт «Рабочего и колхозницы», и тендер почему-то выигрывает его жена Батурина. За ремонт великой скульптуры Мухиной заплачено из бюджета 100 миллионов долларов США. факты о коррупции мы предоставляли неоднократно. Были судебные заседания, не только у Жириновского, но и у меня. Причем их было бесчисленное количество. Я вам хочу сказать, что по всем фактам, относящимся непосредственно к коррупции, все положения доклада остались незыблемыми. Это вообще сенсация. То есть они требовали опровергнуть те части нашего доклада, где мы говорим о коррупции. Так вот, суды — и арбитражный суд Москвы, и суд общей юрисдикции — подтвердили эти самые факты, а не опровергли. И опровергнуть я должен две комичные фразы. Вот жалко, что Шендеровича нет. Одну фразу я должен опровергнуть, что нигде, кроме Москвы, бизнес Батуриной не развивается успешно. Я, видимо, должен сказать, что везде, кроме Москвы, бизнес Батуриной развивается успешно.
А вторая фраза, что для большинства москвичей не секрет, что коррупцией пронизаны все уровни московской власти. По всей видимости, для большинства москвичей секрет, что все уровни московской власти. Ну, то есть сами судьи смеются, понимаете? Вот сами судьи смеются.

Эвелина Геворкян: Ну а результаты-то где?

Борис Немцов: Вот я вам говорю. Сейчас мы издали второй доклад «Лужков: итоги», который распространяем около станций метро, и народ, москвичи, с удовольствием его читают и говорят, молодцы, что хоть кто-то борется. На покой пора, конечно. Причем покоя ему быть не должно, он должен перед судом предстать. По тем фактам, которые мы изложили. Кстати, очень интересна реакция наших следственных органов. Мы еще после первого доклада в сентябре Бастрыкину направили обращение с просьбой проверить факты, изложенные в докладе «Лужков: итоги».

Ну, Бастрыкин и его подчиненные написали какую-то там отписку, а потом случилось чудо — Путин пришел в Думу. Помните, не только с белым медведем целовался, но еще и в Думу приходил? Ну вот пришел он, и там выступил Жириновский. И после этого Жириновский передал папку с фактами коррупции в Москве. И буквально на следующий день вдруг из ведомства Бастрыкина засуетились люди, стали звонить и говорить: ну вот как же так, где там ваш доклад, давайте сейчас займемся, и т.д. и т.п. То есть вместо того, чтобы расследовать факты, изложенные детально в докладах, занимаются политическими заказами исключительно. Это полное, конечно, безобразие. И никогда в жизни мы с коррупцией с такими следственными органами не справимся.

Эвелина Геворкян: Ну вот у нас прямо как горячие пирожки новости поступают относительно реформы МВД, и вот, в частности, есть такая новость. Президент Медведев сказал, что проверять бизнес теперь можно только с согласия прокуратуры. И сегодня еще Нургалиев выступал относительно реформы МВД. Он планирует повысить зарплаты вдвое, правда, при этом придется сократить 20% состава, вдвое сократить центральное управление МВД. Ну, то есть какие-то шаги предпринимаются.

Борис Немцов: Ну смотрите, за 10 лет правления Путина и Медведева финансирование МВД и спецслужб выросло в 11 раз. Не на 11%, а в 11 раз. То есть если финансирование в 2000 году было где-то 2,8 миллиарда долларов, то в 2010 бюджет этих служб — 31,5 миллиарда долларов США. Более, чем в 10 раз. При этом преступность не снизилась, число террористических актов выросло в 6 раз, и вот эта трагедия 29 марта, мы ее помним, и, я надеюсь, долго будем помнить.

Грабежи, разбои выросли. А количество работников милиции и спецслужб превысило 2 миллиона человек. То есть у нас милиционеров и тех, кто стоит на страже правящей группировки, в два раза больше, чем в вооруженных силах солдат и офицеров. Такого не было ни в Советском Союзе, ни при Сталине, ни при ком. То есть, понимаете, да? Их больше 2 миллионов. Теперь — надо понимать, что у них у всех есть семьи, что они все хотят есть, что они прожить на зарплату, даже увеличенную Нургалиевым…

Эвелина Геворкян: До 35-ти или 55-ти тысяч рублей. Европейская зарплата будет.

Борис Немцов: Да, вот я думаю, что при том количестве милиции, в том числе и стоящих на дорогах сотрудников ГИБДД, я думаю, ни с коррупцией мы не справимся, ни с преступностью. На мой взгляд, тут другое надо делать.
Во-первых, надо отправлять в отставку тех, кто не справился. В первую очередь, Нургалиева. И надо было это сделать еще после трагических событий в Москве, после Евсюкова.
Второй момент: надо было это сделать, когда случились теракты в Москве 29-го, которые можно было предотвратить.
Дальше. Совершенно очевидно, что нужно радикальное сокращение милиции. Не на 20%, а в разы. И начать надо с дорожной, между прочим.

Эвелина Геворкян: При таком количестве преступлений не случится ли какого-то коллапса или хаоса?

Борис Немцов: А я сейчас вам объясню. В 2000 году было столько же преступлений, сколько сейчас. А милиционеров было в два раза меньше. Таким образом, количество милиционеров не зависит от количества преступлений. Это вообще не связанные вещи. Милиция же не этим занимается. Милиция занимается разгоном митингов оппозиции, рейдерством, крышеванием преступных бизнесов.

Вы прочитайте знаменитую статью в «New Times», откровения омоновцев. Крышуют проституток, наркодельцов, имеют свои бизнесы, собирают дань с тех, кто занимается каким-то полулегальным бизнесом. И так далее и тому подобное. Поэтому, чем меньше их будет, тем меньше будет рэкета и беспредела. А на преступность это никак не повлияет. Поэтому я считаю так.
Нургалиева, конечно, нужно отправить в отставку. Должен быть совсем другой министр. Общее число сотрудников милиции должно быть сокращено. Но самое главное — милиция должна быть под контролем общества. А для этого придется отменять цензуру, чтобы все гнусные факты, которые там есть, были достоянием гласности. Для этого вот этот т.н. парламент наш, Думу, похожую на политическое кладбище, нужно избирать действительно честным голосованием, должна в стране активно действовать оппозиция. Так, чтобы они не думали, как дом на Рублевке себе построить, а чтобы они все-таки выполняли те обязанности, которые им вменяются законом.

Эвелина Геворкян: Ну вот вы сейчас прям как сказки какие-то рассказываете.

Борис Немцов: Ну какие сказки? Это не сказка. Вы удивитесь, у нас для этого…

Эвелина Геворкян: Ну а что? Власть сверху ничего не предпримет.

Борис Немцов: Эвелина, у нас, между прочим, для этого все есть. У нас для этого есть Конституция, которую власти попирают, у нас есть закон о выборах, у нас по закону запрещена цензура. У нас главного нет: у нас законы попраны властями, причем высшими руководителями страны, которые вроде бы юристы, а на самом деле абсолютно брезгливо относятся к основному закону страны. Вот, собственно, вся проблема в этом.

Эвелина Геворкян: Ну хорошо, если сами власти устраивают такое положение дел, какое есть, получается, что и народ устраивает. Если все так, как есть.

Борис Немцов: Ну, я не думаю, что слушатели «Эха Москвы» счастливы от того, как работает наша милиция. Можем опрос провести. Хотите? Или не будем?

Эвелина Геворкян: Ну, я думаю, прямо сейчас, так как эта программа…

Борис Немцов: Ну, ответ более или менее понятен, да? Мы действительно на них тратим огромные деньги. Вот я вам для примера скажу, что мы на здравоохранение, на образование тратим в три раза меньше денег, чем не спецслужбы и на милицию. В три раза! При этом мужики у нас живут по 60 лет — как в Африке примерно. Смертность в стране такова, что сокращается население. Спецслужбы при этом получают все больше и больше денег, а безопасности при этом никакой нет. Вот вам не кажется, что тут сама система гнилая и ее надо менять, а не просто рассуждать, Нургалиева оставить или не оставить? Теперь по поводу проверок бизнеса очень коротко.

Эвелина Геворкян: В прямом эфире программа «Особое мнение». У микрофона Эвелина Геворкян, и сегодняшний мой собеседник — Борис Немцов. Мы до ухода на этот перерыв не закончили разговор о реформе МВД, которую предлагает министр Нургалиев. То есть вы как раз хотели сказать, что скептически относитесь, насколько я поняла, к его идее.

Борис Немцов: Я считаю, что он не способен провести ничего. Он уже это доказал. Сколько можно эксперименты ставить? Я вот, знаете, был тут в Тверском РОВД после Триумфальной площади как-то и общался там с милицией. Я говорю: «Как идет реформа?» Они говорят: «Зайдите в туалет». Я захожу в туалет — туалет весь засыпан мусором.

Эвелина Геворкян: Вы извините, но вы с Шендеровичем постоянно про демократию, которая равна апельсиновому запаху в туалете.

Борис Немцов: Послушайте. Мусором засыпано. Почему мусором засыпано? Я говорю: «Вас поэтому так называют?» Ответ: «Мы начали реформу — сократили уборщиц», точка. Ну, это позорище. Ничего мы с ними не сделаем. Неужели непонятно? Но они не про это. Они про другое.

Эвелина Геворкян: Но тоже не совсем верно — критиковать любое решение.

Борис Немцов: Да не любое. Вот человек тысячу раз говорили, что мы тебе увеличиваем финансирование, у тебя уже бюджет больше, чем у Министерства обороны, численность милиционеров больше в два раза, чем численность вооруженных сил. Ну реши хоть одну проблемы страны. Пусть мы себя почувствуем в безопасности хоть за эти деньги. Ответ: не может решить. До свидания, не справился. Ему говорят: нет, давай делай реформу. Знаете, ну невозможно. Сколько уже этих было случаев? Я уже не говорю про хрестоматийные. Ну Дымовский уже выступал, что там творится. Уже в других городах видеообращения к президентам. Уже сами милиционеры говорят: «Ну когда же, в конце концов, у нас будет порядок?» Сами уже об этом говорят. Вы говорите: нет, давайте еще дадим попытку. Ну давайте. А почему мы за это платить должны?

Эвелина Геворкян: Хорошо, с этой вашей позицией понятно. Теперь давайте обратимся к самой что ни на есть свежей новости относительно реформы в армии. Вот Минобороны предлагает на 70% сократить количество вузов, где студенты имеют отсрочку от военной службы, ну и в целом я бы хотела еще услышать ваше особое мнение относительно предложений Сердюкова о том, чтобы гуманизировать армию, сделать выходные и так далее.

Борис Немцов: Ну, это разные вопросы. Вот смотрите, они саботировали переход армии на контрактную основу. Это была государственная программа, утвержденная Думой и правительством России. Она полностью провалена. Дальше. Начальник Генерального штаба Макаров заявил, что контрактников в армии теперь не будет, то есть будут только призывники.

Эвелина Геворкян: Нет, отчего же? Было сказано, что и контрактникам существенно увеличат зарплату.

Борис Немцов: Контрактников они намереваются сокращать, он об этом сказал буквально в конце февраля, потому что контрактникам платят мизерную зарплату, жилья у них нет, и никто в армии служить на таких условиях кошмарных не хочет. Они саботировали сознательно эту программу, Путин ее не финансировал, а генералам только этого было и надо, потому что им иметь контрактника, здорового мужика, у которого семья, дети и который за себя может постоять, им этого не надо. Это провальная совершенно история. Теперь — что они дальше будут делать? Это вот цветочки, что мы на 70% сократим вузы, где есть отсрочки. Дальше они будут увеличивать срок службы в армии. Вот если он сейчас год. Будет полтора, два, потом два с половиной. Моя оценка: через несколько лет они увеличат срок службы в армии до 2-2,5 лет. Поэтому если у вас, Эвелина, сын… Есть сын у вас?

Эвелина Геворкян: Есть, но очень маленький.

Борис Немцов: Маленький, слава богу. Ну вот когда мы придем к власти, мы, конечно, перейдем к контрактной армии, и вам не придется дрожать по ночам, как бы с ним чего-нибудь не случилось, но эти господа хорошие сознательно провалили это дело. Хотя те 4 миллиарда долларов, которые нужны на аренду за Черноморский флот, были бы достаточны, чтобы платить контрактникам около тысячи долларов в месяц и дать им возможность за счет ипотечного кредита приобрести жилье. Но посчитали, что лучше помочь братской Украине — отдать ей 40 миллиардов. Вот за эти деньги можно было бы перейти на контракт.

Эвелина Геворкян: Ну что ж, давайте тогда еще одну сегодняшнюю новость обсудим. Вопрос озвучу от пенсионера из Санкт-Петербурга: «Действительно ли нам так важна Арктика, и какие такие кардинальные интересы России там сосредоточены?»

Борис Немцов: В основном шельф, где сосредоточены огромные запасы нефти и газа. Ну, самое знаменитое — это, конечно, Штокманское месторождение. Конечно, дорого добывать там газ, и все время передвигаются сроки, когда это начнется, но это огромное месторождение, это несколько триллионов кубометров газа, который позволит России еще получать огромные доходы от экспорта.

По всей видимости, есть большие запасы нефти и газа и ближе к Северному полюсу. Сам факт того, что, например, с Норвегией поделили спорные участки Баренцева моря, я считаю правильным. 40 лет ругались. Хотя с норвежцами так громко никто не ругался — они ж люди северные, но, тем не менее, 40 лет не могли решить, а сейчас, слава богу, решили.

Зачем Путин ездил в Арктику? У меня вообще ощущение такое, что если он хотел показать, что он борец за окружающую среду и нужно Арктику от грязи очистить, то ему надо было лучше на Байкал поехать, где он своим решением запустил грязное производство, а именно — целлюлозно-бумажный комбинат в городе Байкальске, и теперь в святое озеро Байкал, кстати, самой большой резервуар пресной воды на планете, ежегодно буду скачиваться 100 тысяч тонн отходов с примесями хлора. Поэтому — можно, конечно, целовать в ухо медведя белого и одевать ему ошейники, можно также осетра целовать в Астрахани и мальчика в пупок, но вообще-то я считаю, что то, что творится в экологической сфере, оно за гранью добра и зла.

Особенно я считаю возмутительным то, что случилось на Байкале. Поэтому если Владимир Владимирович хочет показать, что он за чистую природу, пусть он свое собственное решение о запуске Байкальского целлюлозно-бумажного комбината отменит. Вот это было бы неплохо.

Эвелина Геворкян: Ну, мне кажется, это вообще больная тема — экологическая. И она просто не сильно востребована нашим обществом. Мы еще не готовы.

Борис Немцов: Вы знаете, Эвелина, я вам так скажу. Байкал от нас далеко, но даже в Москве проходят митинги и протесты, и экологические организации в этом участвуют, митинги проходят и в Иркутске, они проходят в защиту Байкала, что естественно, они проходят еще и в Краснодаре, и в Нижнем Новгороде. Ну, чтобы вы понимали уровень понимания проблемы: Путин, выступая на Географическом обществе, сказал, что, ну, конечно, ЦБК гадит в Байкал, но Иркутск-то гадит больше. Так вот, сообщаю Путину, что Иркутск стоит на реке Ангара, которая вытекает из Байкала. Внимание — не втекает, а вытекает. Поэтому он, конечно, там стоит, но в Байкал при этом ничего не попадает. Человек не очень хорошо знает географию, хоть и почетный президент Географического общества. Естественно, с таким пониманием страны очень трудно что бы то ни было решить.

Эвелина Геворкян: Давайте также обратимся еще к другим вопросам, которые нам заранее присылали слушатели на наш сайт. Ну что ж, такое историческое событие произошло вчера, насколько я помню, когда были опубликованы в электроном виде и рассекречены все документы по Катыни. И вот вас спрашивает наш слушатель из Молдовы: «Кто должен извиниться за Катынь? Александр Проханов говорит, что Россия не должна каяться и оправдываться». А вот правда, кто?

Борис Немцов: Извиняться может только сильный. Слабый никогда не извинится. Если Проханов считает, что мы слабые, то, наверное, не надо извиняться. Тем не менее, очевидно, что мы должны признать режим Сталина преступным и его деяния, в том числе и катынские преступления кошмарные, тоже преступными.

Для этого, на мой взгляд, суд над сталинизмом, большевизмом абсолютно необходим, и все преступления, которые он совершил, должны быть обнародованы с тем, чтобы у нас не носились, как сумасшедшие, с портретами Сталина. Для меня это так же дико, как если бы сейчас по улицам Берлина ходили с портретами Гитлера. А у нас мэр Москвы до последнего момента хотел развесить по улицам портреты душегуба и серийного убийцы. У меня это, честно говоря, в голове не укладывается.

Сейчас, слава богу, что-то случилось. Я не очень могу понять, что, если честно. Они, во-первых, эти власти московские, разрешили всем митинговать, в том числе проводить демонстрации. «Солидарности» разрешили пройти демонстрацией от метро Добрынинская до Болотной площади. И, кроме того, еще День гнева разрешили провести. Ну, в общем, что-то такое они… Я думаю, они, может, перед Днем Победы это делают, потому что приезжает очень много людей из Европы, из США, и они, видимо, хотят показать, что по крайней мере перед Днем Победы у нас тут элементы демократии какие-то есть. И кроме того, со Сталиным они, слава богу, вопрос решили. Я считаю, что это, в общем, неплохой знак, хотя, конечно, сама дискуссия на эту тему свидетельствует о том, что у нас что-то в обществе не в порядке. Ну вот как серийного убийцу? Давайте Чикатило портреты повесим по всей Москве тоже?

Эвелина Геворкян: Ну что ж, я так представляю, какой вы народный гнев части наших слушателей на себя…

Борис Немцов: В честь Чикатило или в честь Сталина?

Эвелина Геворкян: В честь Сталина.

Борис Немцов: Нет, я могу сказать, в чем разница между Чикатилой и Сталиным. Чикатило убил меньше людей. Причем намного.

Эвелина Геворкян: У нас остается несколько секунд в прямом эфире, и я, понятное дело, не успеваю задать все вопросы, которые к вам пришли и приходят. Я лишь скажу, что буквально через 15 минут, после 18:00 по московскому времени Борис Немцов будет отвечать в режиме онлайн на вопросы наших посетителей сайта. Так что будет прямая видеоконференция, и вы можете принять в ней участие — все, у кого есть интернет. Так что теперь я умываю руки, прощаюсь с вами. А вы, пожалуйста, идите в интернет.

Борис Немцов: Всего доброго. Я уже пошел, да. Я вообще из него не выходил.

Эвелина Геворкян: До свидания.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.