История одной фотографии или 10 лет работы по «Закону Магнитского»

01.12.2020
История

Vladimir Kara-Murza
История одной фотографии или 10 лет работы по «Закону Магнитского»

Нашел в своем архиве эту фотографию и понял, что в ноябре исполнилось 10 лет как мы с Борисом Немцовым начали работу по продвижению санкций в отношении кремлевских чиновников, причастных к коррупции и нарушениям прав человека.

Это – встреча с американским сенатором Джоном Маккейном 15 ноября 2010 года в переговорной комнате вашингтонского W Hotel. Первая встреча по «закону Магнитского».

Первоначальный проект закона был внесен в Конгресс США как раз в 2010 году, но был весьма ограниченным и касался лишь непосредственных фигурантов дела Сергея Магнитского: тех, кто организовывал раскрытую юристом схему налогового мошенничества и кто был причастен к его преследованию и гибели. Идея Немцова заключалась в том, чтобы распространить действие закона не только на дело Магнитского, но и на другие нарушения прав российских граждан.
Момент был подходящий: в январе 2011 года открывался новый созыв Конгресса, все прошлые проекты «сгорали», и законодательный процесс начинался заново. Именно тогда Борис предложил идею добиться расширения законопроекта, а затем работать над его продвижением и принятием.

Признаюсь честно, я не сразу оценил значимость инициативы. Теперь, по прошествии лет и по итогам большой работы, понимаю, что это одно из главных направлений противостояния клептократической системе, выстроенной Владимиром Путиным, – системе, основанной на желании воровать в России и тратить наворованное на Западе. В этом, собственно, raison d’être значительного (если не подавляющего) числа чиновников и олигархов ближнего путинского круга. Люди, нарушающие базовые нормы демократии и правового государства в нашей стране, хотят пользоваться благами, которые те же самые нормы обеспечивают в странах Запада – в странах, где почти у всех у них «вторая жизнь»: счета, дома, яхты, офшоры, курорты, рождественский шоппинг для жен и любовниц.

«Страну не трогать, негодяев – наказывать». Именно так Борис Немцов сформулировал принцип санкций, над которыми нам предстояло работать. Принцип, если вдуматься, революционный (хотя сегодня кажущийся очевидным): вместо того, чтобы наказывать целую страну за действия конкретных негодяев, как это делалось в предыдущую эпоху (например, поправкой Джексона-Вэника о торговых ограничениях в связи с нарушением в СССР свободы эмиграции), направлять санкции конкретно против тех, кто их заслуживает. Причем в наиболее эффективной форме – бить «по карману».

После той первой встречи с Маккейном были десятки встреч в обеих палатах Конгресса – и с участием Немцова, и с участием других российских политиков, и только с моим участием. Тот, кто хоть раз занимался продвижением законодательных инициатив (особенно в Америке), знает, каких усилий и какого количества времени это требует. Мой дневник за те годы хранит даты и обстоятельства встреч – может быть, когда-нибудь напишу об этом подробнее.

Владимир Буковский как-то сказал, делясь первыми впечатлениями после высылки из СССР, что для многих западных политиков возможность поджарить утренний бекон на советском газе значительно перевешивает права человека. За время работы по продвижению «закона Магнитского» – сперва в Америке, а затем и в других странах – я убеждался в этом неоднократно. Сколько раз приходилось слышать от собеседников в высоких кабинетах, что это «испортит наши отношения с Россией», что «мы уважаем ваши принципы, но сделать ничего нельзя», что «права человека важны, но есть объективная реальность», что «мы не можем ставить под угрозу доходы нашего бизнеса» и прочее в том же духе. А один высокопоставленный чиновник американской администрации как-то поймал меня на посольском приеме и начал (буквально) трясти за фалды пиджака и кричать: «Какое право имеете вы, русские, приезжать сюда к нам и указывать, какие законы нам здесь принимать?» (Большой привет кремлевской пропаганде, рассказывающей, как оппозицией «управляют из Америки»).

Но гораздо важнее другое – что вопреки стереотипу о всеобщем цинизме и беспринципности было достаточно политиков, для которых права человека оказались важнее «бекона». И в Сенате, и в Палате представителей, и в Республиканской, и в Демократической партиях. И потом, в последующие годы, в парламентах других стран на разных политических флангах.

Мы добились того, что в законопроект внесли поправку, распространившую его действие на «ответственных за внесудебные убийства, пытки или иные грубые нарушения международно признанных прав человека, совершенные в отношении людей, разоблачающих незаконную деятельность государственных чиновников Российской Федерации либо реализующих или защищающих международно признанные права и свободы человека, в том числе свободу религии, самовыражения, союзов и собраний, а также право на справедливый суд и демократические выборы в России» (ст. 404(а)(2)).

16 ноября 2012 года «закон Магнитского» был одобрен Палатой представителей Конгресса США с результатом 365 голосов за и 43 против. Одновременно была отменена поправка Джексона-Вэника и связанные с ней торговые ограничения в отношении России. Во время этого голосования мы с Немцовым сидели на балконе зала пленарных заседаний на Капитолии. Когда результат был объявлен, он повернулся ко мне и сказал: «Это – самый пророссийский закон, когда-либо принятый заграницей». Часто повторяю эти слова. Закон, направленный против тех, кто нарушает права российских граждан и ворует деньги российских налогоплательщиков.
Одобрение в Сенате и подпись президента последовали в декабре. «Без Бориса Немцова “закона Магнитского” бы не было», – сказал соавтор документа Джон Маккейн. Дорогие слова от американского сенатора.

Всегда буду благодарен Борису за то, что он привлек меня к этой работе и горжусь, что внес посильный вклад в подготовку и продвижение «закона Магнитского» – самого пророссийского закона, когда-либо принятого заграницей. Считаю эту работу патриотической и направленной на защиту интересов российских граждан.

Работа продолжается. После Америки было много других стран. Почти везде дело шло с таким же скрипом, с преодолением препятствий, со значительными усилиями, в том числе со стороны автора этих строк – но процесс движется. На сегодняшний день помимо США «законы Магнитского» действуют в Великобритании, Канаде, странах Балтии, – а на прошлой неделе стало известно, что 10 декабря, в Международный день прав человека, механизм персональных санкций будет введен на уровне Европейского союза. Важная веха в борьбе с безнаказанностью.
Отдельная работа – добиваться того, чтобы эти законы работали. В рамках американского «закона Магнитского» за последние годы были введены санкции против целого ряда «неприкасаемых» – в том числе Александра Бастрыкина, Андрея Лугового, Рамзана Кадырова и (как страшно замкнулся круг) одного из организаторов убийства Бориса Немцова, офицера внутренних войск МВД РФ Руслана Геремеева.

«Закон этот принят только потому, что в России уничтожено независимое правосудие, – писал Борис Немцов в ноябре 2012 года. – Когда оно будет восстановлено, я буду первым, кто будет настаивать на отмене Закона Магнитского. Сами со своими ворами и убийцами разберемся».
Когда-нибудь в нашей стране будут настоящее правосудие и настоящая правоохранительная система. Верю и не сомневаюсь, что этот день настанет. А пока – спасибо всем, кто показал, вопреки стереотипам, что в политике по-прежнему есть место принципам.
© Vladimir Kara-Murza

Это – встреча с американским сенатором Джоном Маккейном 15 ноября 2010 года в переговорной комнате вашингтонского W Hotel. Первая встреча по «закону Магнитского»

Boris Nemtsov.
17 ноября 2012 г.
В. Кара Мурза четко и ясно изложил нашу позицию по Закону Магнитского. Это на 100% пророссийский Закон. Отмена санкций против России открывает возможность импорта в нашу страну высокотехнологичного оборудования и продукции двойного назначения, снимает дискриминационные торговые ограничения. Введение санкций против воров, убийц и коррупционеров важно, чтобы остановить в стране разгул насилия, бесправия и воровства. Истерика МИДа демонстрирует истинную сущность режима- это власть жуликов и воров, которая почуяла угрозу своим интересам. Кстати, интересна позиция Госдепа по закону Магнитского. На протяжении почти 2х лет, Госдеп был против принятия Закона, боялись прогневать Путина. И только после того как демократы и республиканцы объединились в стремлении принять закон, что очень большая редкость для Америки, Госдеп дрогнул и занял нейТральную позицию. И последнее. Закон этот принят только потому что в России уничтожено независимое правосудие. Когда оно будет восстановлено, я буду первым, кто будет настаивать на отмене Закона Магнитского. Сами со своими ворами и убийцами разберемся.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.