Расследование «Медиазоны». Комментарий Дмитрия Муратова

06.03.2021
Дело об убийстве Немцова. Новые факты

Эхо Москвы, Особое мнение
Расследование убийства Бориса Немцова.
Интервью с Дмитрием Муратовым
Ведущая Ольга Бычкова

Ольга Бычкова: «Медиазона» опубликовала большой подробный материал с биллингами и траекториями людей, который подозревают в у части, заказе и организации этого убийства. Рамзан Кадыров уже назвал это расследование абсурдным.

Дмитрий Муратов: Я считаю, что это выдающаяся профессиональная работа наших коллег, нескольких человек, журналистов «Медиазоны» и издания «Сканер», которое специализируется как раз на диджитал-расследованиях, когда они выявляются различные соединения — то, что мы называем биллингом, и различными способами собирают видео с камер наблюдения, которые подтверждают биллинговые соединения.

Самое интересное, как отреагировал на это Рамзан Ахматович Кадыров, генерал МВД Российской Федерации, глава одного из российских регионов — Чеченской республики. Дословно я цитирую его:

«Немцова использовали в своей грязной политической игре определенные западные спецслужбы, и на его крови они пытаются расшатать ситуацию, — Кадыров продолжает, — там фигурирует Украина. Спутница его она из Украины, пистолет завезен с Украины. Убийца, по некоторым данным…» — говорит Рамзан Ахматович, значит, он очень много знает.

Ольга Бычкова: Значит, у него есть некоторые данные.

Дмитрий Муратов: Значит, у него можно было бы об этом и спросить деликатно, даже не на допросе. «Убийца завербован на Украине». Действительно, очень много знает.

И вот я внимательнейшим образом смотрел расследование «Медиазоны». Когда-то «Новая газате», через неделю-полторы после смерти Немцова первая сообщила предполагаемые фамилии тех людей, которые в него стреляли. Это общее наше дело. Но, честно говоря, я снимаю шляпу перед тем, что сделала наша коллегия и Сережа Смирнов. Спасибо. И я решил проследить только одну фигуру в этом расследовании — фигуру Руслана Геремеева. Там упоминаются десятки фамилий, различные адреса, различные точки локации, на которых располагались люди, причастные к убийству Бориса Ефимовича Немцова.

Посмотрим только на Руслана Геремеева. Это чеченский силовик, майор. Служит он в батальоне «Север», подчиняется он Рамзану Кадырову. Он находится в родстве с семьей второго человека Чечни, я имею в виду депутата и верного сторонника Рамзана Кадырова — Адама Делимханова. Дядя Геремеева Сулейман Геремеев, он сенатор, и сейчас он действующий сенатор в Совете Федерации. Второй дядя — помощник главы руководителя Чечни. Третий дядя возглавлял Шелковской район.

Геремеев — внимание! — командирован в Москву с декабря 14 года, то есть за 2,5 месяца до смерти Немцова. Чем он занимался? Охраной Кадырова и других чеченских чиновников.

Следим за полетом этой птицы. 26 февраля, за день до убийства Геремеев звонит сразу двум, затем судом признанным убийцами: Дадаеву Зауру, который сделал непосредственно выстрелы в Бориса Немцова и второму покушающемуся, затем убитому при задержании (пока не будем это обсуждать) Беслану Шаванову.

26-го он звонит своему родственнику Артуру Геремееву. А кто такой Артур Геремеев? А он купил как раз квартиру на улице Веерной 46. А что это за дом, и что в нем за квартира? А это штаб-квартира, в которой живут все, кто готовили покушение на Немцова. Артуру принадлежит штаб-квартира убийц. Артур прилетает в Москву вслед за своим ближайшим родственником Русланом. А с кем еще прилетает ближайший родственник Руслана Геремеева? Оля — одна попытка — он прилетает с Зауром Дадаевым. А поселяется он в квартире рядом, в доме номер 3 по той же улице Веерная. А с кем он поселяется в этой квартире? С неким Русланом Мухутдиновым. Кто такой Руслан Мухутдинов? Он судом признан единственным организатором убийства Немцова, который до сих пор находится в розыске. Хотя по различным инстаграмным снимкам видно, что, например, летом прошлого года он был в Чечне, Мухутдинов, который единственный признан организатором по этому делу.

Ольга Бычкова: Это который не открыл дверь?

Дмитрий Муратов: Нет. Сейчас про дверь. Вот я и говорю, все путаются. Я распутываю как раз. Мухутдинов поселяется в одной квартире с тем, кто потом стрелял в Немцова — с Зауром Дадаевым. А кем работает в Москве Мухутдинов, Оля? Он водитель Руслана Геремеева. Водитель Руслана Геремеева, организатор убийства Немцова, который находится в розыске. А Руслан Геремеев 26-го и 27-го числа звонит на так называемые боевые трубки — те, которые есть у тех, кто непосредственно покушается.

Ольга Бычкова: «Боевые трубки» — это трубки, приобретенные специально для этого, одноразовые, можно сказать.

Дмитрий Муратов: Специально для этого.

Дмитрий Муратов: Он разговаривает со своим родственником сенатором, он разговаривает с еще одним близким себе человеком господином Хатаевым, разговаривает с еще одним осужденным по делу Эскерхановым. Геремеев 27-го числа, за 12 примерно часов до убийства дозванивается несколько раз до Дадаева, что-то с ним уточняя. В 13-20 он снова звонит Дадаеву. Затем Руслан Геремеев приезжает поесть в ресторан «Веселый бабай» на Бережковской набережной, куда он приглашает к себе — кого? — Дадаева, того, кто потом всадил 6 пуль в Бориса Ефимовича Немцова.

Около 16 часов Дадае в Геремеев вместе едут домой на Веерную. А в 21-11, то есть несколько часов осталось до убийства — штаб в напряжении — Руслан Геремеев Мухутдинов и Эскерханов оказываются в гостинице «Украина». Поэтому — я хочу на это обратить внимание — Кадров прав: украинский след есть. Несколько раз эти люди собирались в гостинице «Украина» на Кутузовском проспекте, поэтому не вполне недостоверно заявление господина Кадырова. Действительно, в «Украину» ведет множество следов, только это отель.

И напоследок скажу, чтобы не занимать на это время. Геремеев вместе с Дадаевым едут в аэропорт «Внуково» (с убийцей уже после убийства), вместе садятся в самолет и вместе улетают в Грозный.

Итак, Он регулярно звонит убийцам. Его родственник покупает квартиры на улице Веерной для убийц. Он прилетает в Москву вместе с убийцей, его водитель живет в одной квартире вместе с убийцей, и он улетает вместе с убийцей, до этого пригласив его в ресторан, в город Грозный.

А Следственный комитет — Александр Иванович, как же так? (я Бастрыкину говорю) — следователя по делу Краснова (Волкодава) меняют. Потом его повышают на Генерального прокурора. А Геремеева даже не допросили. Знаете, почему? Он дверь не открыл. Постучали и Руслан Геремеев не открыл дверь.

Ольга Бычкова: Заплакали и ушли.

Дмитрий Муратов: Это деликатность, это внимание к неприкосновенности жилища, к чужой собственности, к тому, чтоб не нанести психологическую травму, она свойственна Следственному комитету.

Ольга Бычкова: Всегда так делается, мы знаем.

Дмитрий Муратов: И нашим специальным службам. И вот теперь мы не знаем, где находится Руслан Геремеев, хотя есть предположение. Мы не знаем, где Мухутдинов.

Ольга Бычкова: Что меняет тот факт, что есть такие данные частного расследования?

Дмитрий Муратов: Когда был первый допрос Дадаева — я просто знаю про это — он показал на портрет Путина и сказал следователю: «А если мой твоему позвонит, ты меня отпустишь?» Тот сказал: «Пусть сначала позвонит». Никто не позвонил, Дадаева не отпустили. Но и расследование не велось. Но теперь всё в ваших руках, или это тоже висяк?

Ольга Бычкова: Открытый финал, по крайней мере, пока что. Спасибо большое Дмитрию Муратову, главному редактору «Новой газеты». Это была программа «Особое мнение».

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.