«Убили моего друга…»

02.03.2015
Виктор Аксючиц

114393

Убили моего друга, с которым мы много лет были близки вопреки различиям во взглядах.
Облик Бориса Немцова (как и всякого политика) достаточно мифологизирован в СМИ. Надеюсь, что некоторые малоизвестные факты из его жизни позволят более адекватно его увидеть и оценить.

С Борисом Немцовым мы познакомились летом 1990 года. После моего выступления на Съезде народных депутатов РСФСР в качестве кандидата в Председатели Верховного Совета Борис подошёл ко мне, сказал, что всячески поддерживает и вступил в Российское Христианское Демократическое Движение, лидером которого я был. Борис был прямым, честным, искренним, но порядком «безбашенным». В критических ситуациях он вёл себя достойно. После расстрела Дома Советов, когда Шумейко и другие приближённые Ельцина предлагали арестовать ряд народных депутатов России (в списке была и моя фамилия), Борис позвонил и предложил с семьёй приехать в Нижний Новгород, где он гарантировал безопасность.

Когда он стал губернатором Нижегородской области – встречались в Нижнем периодически, анализировали ситуацию, помогали друг другу. Я говорил, что вскоре его призовут в Москву, где он неизбежно «сгорит», уговаривал не поддаваться на уговоры. Впоследствии он рассказывал, что уламывали его долго и многие, включая Березовского. Переломила ситуацию президентская дочь Татьяна, которая приехала к нему на дачу и слезливо заявила, что он всем обязан президенту, которого он отказывается поддержать в трудной для президента ситуации.
В итоге Ельцин назначает Немцова первым вице-премьером правительства России и министром Министерства топлива и энергетики. Меня Борис пригласил руководителем группы советников. Как он говорил, по поводу моего назначения резко отрицательно высказались многие: президент, его дочь Татьяна, глава администрации президента, Юмашев, Чубайс… Но свои решения он отменял только по своей воле. На новом посту он сразу занял принципиальную позицию – равноудалённость от олигархов. Я несколько раз видел Березовского в приёмной Немцова, – Борис Абрамович уходил взбешённым, не дождавшись встречи.

Весной 1997 года я привёз первого вице-премьера правительства Бориса в храм Казанской Божией Матери на пасхальное богослужение. Настоятелю храма протоиерею Аркадию Станько – моему дяде – было не привыкать к знатным гостям: английская королева, президенты и премьер-министры многих стран не преминули посетить великолепный храм на Красной площади. Среди прочего, о. Аркадий рассказал, что по своей инициативе служит молебны в пределе храма Василия Блаженного на Красной площади, что давно пора передать этот храм Церкви и открыть его, «а наш приход берётся восстановить знаменитый храм и наладить там церковную жизнь». Борис ответил, что президент, скорее всего, и не знает, что этот храм ещё не передан, поэтому обещал поставить этот вопрос. Но затем церковная бюрократия замусолила этот вопрос, и храм Василия Блаженного не был открыт ещё много лет.

Немцов пытался трансформировать беспредельное расхищение государственной собственности чиновничеством и олигархами в цивилизованные формы приватизации. Как-то я вхожу в кабинет и вижу взбешённого Бориса: погляди, говорит. Передаёт мне две странички машинописного текста под названием «Трастовый договор», – о доверительном управлении председателем правления РАО «Газпром» Вяхиревым 30% акций Газпрома. К тому времени в собственности государства оставалось только 35% акций газового концерна, остальные были приватизированы менеджментом. Чтобы получить неограниченный контроль, Вяхирев к собственному и афелированным пакетам добавил контроль над акциями государства.
Примечательны детали «Трастового договора»: в конце написано, что Вяхирев по истечении трёх лет может приватизировать 30% акций «Газпрома» по ценам биржи в Нью-Йорке (30 млрд. долларов – на порядок меньше реальной стоимости газового гиганта), что договор может быть расторгнут только в Стокгольмском суде. На первой странице вверху штамп: «заседание правительства №» (не указан), «число» (не указано), «председатель правительства» (подписи нет). По этой «филькиной грамоте» распределялись огромные ресурсы крупнейшей в мире компании.

Весной 1997 года Немцов начал борьбу за новый трастовый договор. По его словам, когда он показал договор президенту, тот заревел, что Вяхирева надо в тюрьму. Немцов возразил, что тогда полстраны надо в тюрьму, а нужно подписать новый договор. Добился постановления Правительства о пересмотре договора.
Чиновничья олигархия запаниковала. В мае 1997 года меня пригласили на секретные переговоры с доверенным помощником главы Газпрома Вяхирева. Суть их предложений я изложил в записке первому вице-премьеру.


РЕЗУЛЬТАТЫ ПЕРЕГОВОРОВ С ГАЗПРОМОМ

Предлагается Немцову стать Председателем Совета директоров Газпрома. Рэм, как заместитель Председателя Совета директоров и Председатель Правления будет подотчётен Немцову. Это крайне выгодно во всех отношениях: непосредственный контроль крупнейшей монополии со стороны Правительства и отвечающего за эту сферу в Правительстве; существуют такого рода прецеденты участия членов Правительства в советах директоров крупнейших компаний с госпакетом. Выгоды для политической будущности Н. – очевидны.
Это предложение о стратегическом сотрудничестве с целью: Немцов – президент. Такого рода сотрудничество на данном этапе вовсе не исключает публичной порки Газпрома (при необходимости и в разумных пределах), а также не требует размежевания с Чубом.

В развитие этого сотрудничества уже сейчас предлагается целый ряд мер: Экстренное погашение Газпромом долгов перед бюджетом; вчера погасили 6 триллионов взаимозачётом, с 15 мая пойдёт 1 млрд. долларов. Но необходимо и погашение долгов бюджета перед Газпромом, на это существует программа, которая будет предложена и которую лучше всего озвучить Немцову как свою. Готовы всячески помочь и поддержать с Минтопом, готовы работать с Кириенко, но если потребуется, готовы помочь с выборами в Нижегородской – средствами и людьми. Могут предоставить проект «Инвестиционного президентского фона», возглавляемого Немцовым. Фонд сможет эффективно управлять госпакетами предприятий (то, что сейчас делает неэффективно Кох). Всячески поддержат в Парламенте – возможностями для этого располагают. На Немцова переключат все свои средства информации. Помогут в борьбе Немцова с коррупцией – доверительными консультациями, людьми; сейчас обращают внимание на важную вакансию 1-го заместителя министра МВД по оргпреступности – необходимо Немцову предлагать и своих кандидатов.

По решению неотложных важнейших проблем необходима официальная или конфиденциальная встреча с Рэмом, организацию встречи и абсолютную её конфиденциальность гарантируют. Сообщают, что им известно: вчера на стол Немцову был положено 7 страниц компромата на ГАЗПРОМ. Предупреждают, что в окружении Чуба Н. держат за клоуна и собираются использовать и слить. Предупреждают, что команда Потанина собирает компромат на Н. с использованием самых грязных провокаций – вплоть до предложений эротических забав и кейсов с «баксами».

Продолжение будет…
Источник

«Убили моего друга…»: Один комментарий

Добавить комментарий