Немцов: «В условиях раздрая и хаоса в стране заниматься делом невозможно»

04.04.2020
История. Интервью с Борисом Немцовым

Опубликовано в еженедельной газете «Сочи»
Беседовал Николай Семененко
Сентябрь 1998 года

Niky Noon:
Это моё единственное интервью с Борисом Ефимовичем. В те дни он появляется в Сочи, чтобы отдышаться от бушующих на самом верху бурь. Однако, в самый разгар кризиса, когда вокруг царила паника, он дышал заметно спокойнее других, будто знал какую-то тайну.
Может благодаря тому, что уже смотрел на все со стороны?
© Niky Noon

 

В те годы каждый уважающий себя чиновник должен был играть в теннис. На фото: Вице-спикер Госдумы Борис Немцов по традиции проводит свой отпуск в санатории «Русь» в родном городе Сочи, 2000 год. ФОТО: ВИКТОР КЛЮШКИН

 

Мы с сочинским фоторепортёром Виктором Клюшкиным подкараулили Немцова на теннисном корте. Он закончил сет с тренером, и мы поговорили.

— У народа сложилось впечатление, что молодых реформаторов просто использовали, а если угодно мягче — отвели им роль мальчиков для битья. Ваш комментарий?

— Что касается мальчиков для битья… Конечно, неблагодарная была работа у Кириенко и его правительства. Конечно, перманентный кризис буквально захлестывал весь Белый дом. Но, тем не менее, в течение пяти месяцев граждане только по телевизору узнавали, о том, что в стране кризис. Судя по полкам магазинов — мало какие перемены были. И могу еще сказать: мы действительно разработали довольно жесткий план нормализации экономической ситуации в стране. Он включал в себя и национализацию ряда банков, которые не платят своим вкладчикам и не обслуживают счета. Он включал в себя отстранение от управления крупными компаниями тех, кто не платит зарплату и налоги — неважно «Газпром» это или нефтяные компании. Он включал в себя банкротство тех, кто составил основу полукриминального капитализма, который есть в России. Этот план, безусловно, не понравился очень многим влиятельным людям в Москве — и они нас устранили.

— Чего и следовало ожидать… Но вы могли обезопасить себя?

— Да, мы могли себя обезопасить, защищая интересы магнатов и забыв про интересы России.

— Либо-либо? Иного выхода не было?

— Да. Иного выхода не было. По крайней мере, для меня — точно. Но я думаю, что еще не вечер, и период смутного времени все равно пройдет. Надо быть оптимистом. И ни в коем случае никогда не надо отчаиваться. Я думаю, что время разумных людей, даже во власти, все равно настанет. Россия и не из таких тяжелых ситуаций выпутывалась. Так что мы выберемся все равно.

— Скажите, пожалуйста, почему вы не пустили инвестиции в малый бизнес и в аграрный сектор? Это ведь так очевидно… Не успели?

— Вот пять месяцев всего правительство Кириенко проработало. Мы приняли уникальный закон, направленный на реальное оздоровление малого бизнеса: закон о том, что все налоги для малого бизнеса отменяются, и вводится только патентная плата. Этот закон принят при нас. Много лет о нем только говорили, а был принят только в июле месяце. Сейчас главное, чтоб заработал закон, которого, к сожалению, пока нет — закон, освобождающий от налогов всех, кто отважился вложить деньги в российскую экономику, в российскую промышленность, сельское хозяйство. Будет принят такой закон — вложил десять рублей — пять лет налоги не платишь. Я вас уверяю, что даже из такого тяжелого положения мы найдем выход.

— При кандидатуре Черномырдина на пост премьер-министра все вышеперечисленное просто нереально…

— Виктор Степановича, как правило, больше заботит судьба «Газпрома». Про малый бизнес он мало что знает, хотя, я вам должен раскрыть тайну. Малый бизнес дает внутреннего валового продукта больше, чем «Газпром». Даже сейчас. Около 12 процентов внутреннего валового продукта. В нем занято с учетом членов семей 26 миллионов человек. Это, действительно, спасение. И на уровне Сочи, и на уровне любого другого города и государства. Имущество обанкротившихся предприятий нужно сдавать в аренду тем, кто хочет заниматься, скажем, производством мебели, ателье открывать, либо сапожные мастерские — не имеет значения. Вот именно такая программа должна быть. Во-первых, она создает занятость. Во вторых, налоги. Пусть они не так грандиозны, зато регулярны. И, самое главное, программа рождает устойчивую экономику. Потому что если обанкротится крупный концерн — сотни тысяч безработных не знают куда деваться. Если обанкротится маленькая фирма — ее сотрудники уйдут в другую — и вся трагедия. То есть это — стабильность, безусловно. Это вы правильно заметили. Это надо делать… Я, правда, не знаю, кто в нынешнем правительстве будет способен такими, на вгляд московских начальников, мелкими делами заниматься. Но то что надо этим заниматься -— безусловно.

— Ваш прогноз на ближайшую перспективу.

— Если правительство запустит денежный станок и примется безгранично печатать купюры, это грозит окончательным опустошением прилавков. Если приведет к безработице миллионы человек, то русский диктатор не заставит долго себя ждать. Это будет не Пиночет, к сожалению, а гораздо хуже. Пиночет был грамотный и, кстати, добровольно отдал власть. Он провел конституционную реформу и ушел из власти сам. Его и пальцем никто не тронул. Я был в Сантьяго сам и видел в рабочих кварталах на стенах домов написано: «Виват, Пиночет!» Так что Пиночета нам не дождаться. Такие генералы, к сожалению, рождаются один раз в столетие. У нас есть другие генералы — был покойный Рохлин, есть Руцкой , Лебедь, Макашов, ну, Николаев. Они мало друг от друга чем отличаются. Может только тембром голоса… А по сути экономической и по стремлению к власти они очень похожи друг на друга. Генералы не могут спасти страну. Но если страну доведут до ручки, то она будет искать успокоения в них.

— Сегодня 9 сентября, середина дня. Стало известно, что, возможно президент пойдет на уступку парламенту и внесет несколько кандидатур на пост председателя российского правительства. Есть ли у вас догадки, прогнозы?

— Догадок быть не может. Но я бы хотел, чтобы среди кандидатур была фамилия Примакова. Во-первых, потому, что он себя ничем не запятнал, во-вторых, потому, что умудренный жизненным опытом человек, в третьих — большой авторитет в мире, стране. Его, правда, мало знают наши граждане. Я вот тут интересовался в Сочи — мало кто о нем что слышал. Но ничего, узнают… Самый серьезный для него будет вопрос — дума. Хотя поддержка думы нужна. И те, кто пытается проломить думу — нарываются на неприятности. Потому что в условиях раздрая и хаоса в стране заниматься делом будет просто невозможно. Поэтому согласие думы обязательно. Какая бы дума ни была — хорошая или плохая. Дума не сахар, поверьте мне. Я там был несколько раз. Там очень много экзальтированных, алчных, жаждущих власти людей. Там есть и порядочные люди, как в любом коллективе. Но отсутствие думы — это шаг к анархии. Мы можем думу не любить, но тем не менее — без нее еще хуже.
А самый главный вопрос к Евгению Максимовичу будет следующий: кто у него будет заниматься экономикой. Если слегка пахнущие нафталином экономисты, те, кто был при Горбачеве, те, кто был в теперь уже забытом правительстве Павлова, то хорошего не жди. Но я надеюсь, что грамотные экономисты все же в правительстве появятся и тогда у нас есть шанс.

— Возможен ли Ваш возврат в правительство?

— Надо посмотреть, кого назначат. Но в правительство Черномыдина — ни при каких условиях. Это будет соперничество амбиций и об осущетвлении какой-либо программы речи и быть не может… А что вы смотрите на меня с такой надеждой? Ничего обнадеживающего я вам не скажу..
Николай Семененко.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.