Немцов: «Путин потерял поддержку миллионов людей»

13.05.2020
История. Интервью с Борисом Немцовым
История протестов 2011-2012 годов
28 декабря 2012

Борис Немцов:
«Страна, которая не способна к состраданию – у этой страны будущего нет…»

Наверное, сейчас он бы порадовался пробудившейся в людях солидарности – не всех, не везде и не всегда, жестокости тоже хоть отбавляй, но, может, еще не все потеряно –не в политическом смысле, в человеческом?
Во всяком случае, он был единственным из известных политиков, мне кажется, для которого это было важно — важнее, чем все выигрыши и проигрыши политической борьбы.

– Вот, нам здесь указывают на наивность ваших речей, потому что страна уже видела и сталинские репрессии, и путинские репрессии, и Ходорковского, и Pussy Riot, и никого это не потрясло.

– А то, что атрофия, я бы сказал, гуманизма и человечности у нас есть, это правда. Это так нас воспитывали долгие годы. Только я считаю, что страна, которая не способна к состраданию, а радуется, когда горе есть у других людей – у этой страны будущего нет никакого. Слава богу, что все больше и больше людей говорят о том, что надо помогать, говорят, что «один за всех, все за одного», что слово «солидарность» перестало быть только названием нашего движения, но еще и стало каким-то таким вполне осязаемым, да?
Это все очень важно, вот эта солидарность, эта общность нормальных, приличных людей – она очень важна. Вообще, вы знаете, у нас в России сейчас произошла поляризация: есть силы добра и есть силы зла, это вообще не политика.

Борис Немцов:
«Он (Путин) потерял поддержку миллионов людей. Он сделал ставку, и эта ставка на полицейские дубины, на репрессии, на беззаконие и на посадки, это совершенно очевидно. Он народ боится, он трясется при виде мирно протестующих граждан, поэтому его ставка – спецслужбы, его ставка – полиция, его ставка – бюрократия, его ставка – жулики и воры, которые лояльны к нему.
Если он был раньше президентом большинства, то сейчас он президент Северного Кавказа, который он просто подкупил, как известно, и президент омоновцев. Вот, собственно, и все.

– Ну, а как же, подождите, районная, деревенская, центральная Россия – что она, за Путина не голосует? Голосует, конечно.
– Путин потерял большие города, а, как известно, все политические перемены происходят не в деревнях и селах, а в больших городах. Москва его просто ненавидит.

– Все-таки, а дальше-то что будет?
– Я считаю, что Путин попытается пересажать оппозицию в тюрьму.

*********

Итоги 2012 года подводим с сопредседателем Партии народной свободы, членом КС оппозиции
Борисом Немцовым. Ведет передачу Михаил Соколов.

Материал прошёл целиком в прямом эфире 28 декабря 2012 г.
Из архивного материала удалены некоторые эмоциональные оценки конкретных граждан, которые могут быть сочтены оскорбительными для них.

05:50-05:54 — Я нахожусь в такой же зоне риска, как все мои товарищи и коллеги, просто все
24:19-24:33 — Я считаю, что главное достижение – это пробужденное чувство достоинства. И второе достижение – что, несмотря на попытки расколоть оппозицию, мы оказались вместе.

24:51-25:18 — Я хочу ответить огромному количеству людей, которые меня в Фейсбуке, везде в блогах и так далее чихвостят: вот мы ходим на митинги, ничего не меняется и так далее. Это плата за мирный протест! Я сознательно вам говорю как один из апологетов мирного протеста, я сознательно, категорически против любых революционных действий, которые могут привести к кровопролитию, просто категорически. Да, это все будет быстро, это правда, пошли штурмовать Думу, как там Лимонов предлагал.

27:03-27:30 — Мирный протест – это время. Мы не можем за один, за два митинга ничего сделать, ничего. Но я считаю, что ни капли крови ни должно быть пролито из-за этого подонка, ни капли, мы должны мирно просто победить. Ну, Ганди, сколько Ганди боролся за независимость? Это был мирный ненасильственный протест! Его тоже ругали! Давайте побыстрее, давайте короче и так далее. Я себя с Ганди не сравниваю, сразу говорю!

34:33-34:55 — Сейчас такая фаза развития страны, что основные политические события проходят в Москве и в меньшей степени в Петербурге. Сейчас совсем другое надо делать. Надо, чтобы московские акции были общероссийскими. Нужно, чтобы в Москву приезжали активисты из моего родного Нижнего Новгорода, с Кубани, Саратова, Воронежа, Великого Новгорода и так далее, и тому подобное. Надо, чтобы приезжали люди к нам.

40:18-40:42 — Оппозиционная деятельность, она не требует большого количества денег. У нас нет своего телевидения, у нас нет своих газет, все наши ресурсы – это в основном наше участие в социальных сетях, блогах и т.д., и т.п. Офисы скромные. Я, как человек, который занимается поддержкой «Солидарности», Денег не надо много.

45:01-45:27 — Самое главное – это запретить одному человеку больше двух раз быть президентом. Второе – вместо 6 лет четыре года. Третье – парламент должен усилить свои полномочия, а именно влиять на формирование правительства, то есть назначение министров, объявлять импичмент президенту, отправлять в отставку этих самых проворовавшихся министров, проводить парламентские расследования, это очень важно.

45:27-45:46 — Кроме того, конечно же, первый пункт – это освобождение политзаключенных и полное упразднение этой репрессивной системы, в том числе системы по борьбе с экстремизмом, которая, собственно, занимается оппозицией. Это отмена политической цензуры в СМИ, это восстановление независимого суда.

47:39-48:11 — Я никогда не был долго во власти. Я был губернатором всего лишь 6 лет, и то я должен сказать, что после 5 лет я уже знал, кто войдет, что спросит и т.д., и тому подобное. Кроме того, я был избран на свободных выборах, у нас была свободная пресса, у меня не было ни одного телеканала, ни одной газеты, ни одной радиостанции. У меня был оппозиционный парламент, под окнами моими, в Кремле, в Нижнем Новгороде кричали: «Долой Немцова!» И никого никто не трогал!

55:00-55:35 — А то, что атрофия, я бы сказал, гуманизма и человечности у нас есть, это правда! Это так нас воспитывали долгие годы. Только я считаю, что страна, которая неспособна к состраданию, радуется, когда горе есть у других людей, у этой страны будущего нет никакого. Слава Богу. что все больше и больше людей говорят о том, что нужно помогать, говорят, что один за всех и все за одного, что слово «Солидарность» перестало быть только названием нашего движения, но еще и стало каким-то таким вполне осязаемым.

56:03-56:14 — Когда нас задерживают или арестовывают и так далее, и большое количество людей нас поддерживает, это все очень важно. Вот эта солидарность, эта общность нормальных приличных людей, она очень важна.

1:08:03-1:08:39 — Пожелание у меня – во-первых, чтобы все были на свободе. Во-вторых, чтобы все были бодры и энергичны, в-третьих, чтобы много не пили за эти длинные праздники, потому что потом будет печень отваливаться. И, кстати, давайте берегите себя, нам надо, чтобы все были здоровы, особенно приличные люди. Я так скажу: негодяи и подонки путь бухают, это мне все равно, пусть колются, пусть нюхают, че угодно пусть делают. Приличные люди должны следить за собой, за своим здоровьем, любить своих близких, любить детей. Ну и вообще быть энергичными и бодрыми. Мы нашу Родину. Никому, этим подлецам отдавать не должны!


В понедельник 5 декабря 2011 года, на следующий день после парламентских выборов, произошло невероятное. Жители больших городов России, возмущенные крупномасштабными подтасовками результатов голосования, вышли на митинги. Вышли с плакатами и лозунгами: «Мой голос украли!», «Даешь честные выборы!», «Это наш город!». Этот день навсегда изменил Россию. Люди поняли, что, собравшись вместе на многотысячном митинге, они становятся грозной силой, с которой нужно считаться. И последующие митинги, возглавляемые оппозицией, начали собирать все больше и больше протестующих граждан, пока пожар оппозиционных настроений не охватил всю страну…

В субботу 10 декабря с 14.00 до 18:00 в Москве прошел митинг против фальсификаций выборов в Государственную Думу. Акция стала самой массовой в истории новейшей России — организаторам удалось собрать на Болотной площади не менее 30 000 участников. Акция обошлась без пострадавших и задержанных. Одновременно митинги и протесты прошли во многих городах Российской Федерации и других стран.

В Москве на Болотной площади в 17 часов завершился многотысячный трехчасовой митинг за честные выборы. По разным оценкам, на площади и вокруг побывало от 85 до 150 тысяч человек. Несколько тысяч демонстрантов организованными колоннами без происшествий проследовали от площади Революции, где первоначально планировался митинг на 300 человек. Договоренность о переносе со 100-кратным увеличением численности была достигнута с мэрией в ночь на пятницу.
Участники митинга выразили протест против массовых фальсификаций в ходе голосования 4 декабря и потребовали провести новые выборы в Думу. Вел митинг Владимир Рыжков. Выступили политики Борис Немцов, Геннадий Гудков, Оксана Дмитриева, Михаил Касьянов, Григорий Явлинский, Сергей Митрохин, Константин Крылов, общественные активисты Евгения Чирикова, Сергей Канаев, журналисты Леонид Парфенов и Дмитрий Быков, писатели Борис Акунин и Сергей Шаргунов, правозащитники Елена Панфилова, Олег Орлов и Валерий Борщев, музыкант Noize MC, телеведущая Татьяна Лазарева. Журналист Олег Кашин зачитал послание от Алексея Навального, отбывающего 15 суток ареста за протестную акцию на Чистых прудах.

В субботу 24 декабря состоялся ещё более масштабный митинг на проспекте Академика Сахарова в Москве и новые митинги в других городах России. Требования протестующих поддержали многие известные люди, в том числе известные политики и люди искусства, как российские, так и иностранные.
Борис Немцов, сопредседатель РПР-ПАРНАС
Сюда пришли те, у кого есть достоинство, совесть. 100 тысяч человек — и это не предел. Они по-хамски проигнорировали требования Болотной… Мы не верим Медведеву — он уже обещал нам модернизацию, инновации, «свобода лучше, чем несвобода»… Главный пахан Путин рвется к власти и хочет 4 марта опять украсть голоса. Я предлагаю обязательно прийти на выборы, но ни одного голоса Путину не отдавать, вести кампанию «Не пустим Путина в Кремль!»

28 декабря 2012 года, интервью Михаил Соколов
в программе «Есть такая тема», Online TV

События декабря 2011 года: выборы – фальсификации.
Митинги 5 декабря и 24 декабря


РАСШИФРОВКА

Сюжет с митинга, интервью с Борисом Немцовым

В НАЧАЛЕ ВИДЕО ФРАГМЕНТ С МИТИНГА 24 декабря 2011 года
Расшифровка:

Интервью «Эхо Москвы» на проспекте Сахарова 24.12.2011

Тимур Олевский:
– Борис Ефимович, вопрос вот какой – постепенно, подойдем к митингу – а как трудно было, вот, все эмоции, нервы перед теми, как этот митинг случился?

Борис Немцов:
– Ну, я вам скажу (сейчас уже можно говорить), я уже понял, что это потрясающий успех, в первую очередь – гордых и свободных москвичей и граждан нашей страны. То, что здесь больше ста тысяч человек, говорит само за себя. Но сейчас я скажу честно: я в таком стрессовом, в таком тяжелом состоянии, как последние две недели, не был никогда в жизни. То есть, вот это ощущение дикого давления, противодействия, провокаций, подлостей, гнусностей, там, я не знаю, подстав, издевательств, и так далее – не только в отношении меня, в отношении моих товарищей – я не припомню. То есть, власть, конечно, абсолютно гнусными методами с нами боролась, но я должен сказать, что задачи, которые они поставили – это расколоть оппозицию, поссорить оппозиционеров, а также гражданских активистов и, главное, не допустить митинга, эти задачи они не выполнили, все их планы с треском провалились. Я горжусь тем, что у нас такие мудрые, такие, действительно, сильные, такие мужественные люди, и на площади, на проспекте Сахарова, и среди оппозиции. Ничего у них не вышло, вы видите, собственно, какой грандиозный митинг, которого не было больше двадцати лет.

– А не появилось желания отомстить? Ну, ведь такое обычное, естественное человеческое желание?


 

В СТУДИИ:

Михаил Соколов:
– Ну, что ж, в эфире Online-TV, программа «Есть такая тема», Борис Немцов через год после митинга на проспекте Сахарова у нас в студии. Говорим о том, что произошло за этот год.
Ну что, Борис, 2012 год – год победы Владимира Путина или год возрождения оппозиции? Этот же вопрос мы задаем нашим зрителям. Пожалуйста, Борис.

Борис Немцов:
– Это год возрождения гражданского достоинства, год возрождения гражданской активности и год подлости одновременно и трусости власти. Для меня уходящий год, если говорить о власти, останется в памяти картинкой, как по абсолютно обезлюженным улицам нашего любимого города, в Москве едет кортеж с так называемым всенародно избранным президентом, по периметру, то есть по Новому Арбату, Рублевке и везде – омоновцы с собаками, всех людей, включая тех, кто находятся просто в кафе, сажают в автозаки, и абсолютно без единого человека человек проезжает в Кремль, и там его холопы и холуи восторженно приветствуют. Вот эта вот картина, она, конечно, останется, действительно. Уходящий год будет так вот как-то выглядеть.

– Борис, он же победил вас. Он выиграл выборы, он сохранил власть. А вы оппозиция.

– Он… Я вам так скажу. Я считаю, что, в общем, победа эта пиррова, и та истеричная реакция, которая на гражданскую активность была властью продемонстрирована, об этом говорит. Я вообще считаю, что самое значимое событие уходящего года – это не 7-е мая, а 6-е мая. Это 6-е мая, это когда выяснилось, что москвичи и страна в целом никогда не смирится с диктатором, с аморальным, циничным и подлым человеком, и будет с ним бороться, несмотря на репрессии, несмотря на закручивание гаек, и так далее.

– А вот люди сидят теперь в тюрьмах, между прочим, и наши зрители спрашивают, что вы будете делать, как вы будете их выручать теперь? Эти люди пошли на эти митинги, на манифестации и теперь они оказались в тюрьме, а вы здесь, в студии, никто вас не трогает. Тут вот один из наших слушателей и зрителей написал на сайт: «Здравствуйте! Охранка добралась до лидеров оппозиции – Удальцов, Навальный, Яшин, даже Собчак – почему вас не трогают, Борис?»

– Во-первых, я прохожу по Болотному делу, может, кто не знает. В День России 12 июня у меня в доме были обыски, обыски были в офисе моем тоже. Неоднократно меня вызывали на допросы. Среди более двух тысяч людей, которые проходят в качестве свидетелей по этому делу, не было ни одного, кому бы не задали про меня вопрос. То есть, очевидно, что все известные люди, активисты и лидеры оппозиции, они находятся под вот этим уголовным прессингом, и очевидно, что 2013-й год, наступающий будет годом тяжелых испытаний. Я это говорю без всякой натяжки и без пафоса. Я думаю, что власть, которая завершает этот год принятием подлого закона, направленного против детей-сирот, власть 2013 год постарается физически расправиться с оппозиционерами, и я нахожусь в такой же зоне риска, как все мои товарищи и коллеги, просто все.
Теперь, что касается ребят, которые сидят. Мы им помогаем. В первую очередь, мы им помогаем адвокатами, вы знаете, что адвокатский труд, в общем, дорогой, надо платить. Я лично даю деньги на адвокатов, в частности, на адвокатов Развозжаева: Аграновского, Ставицкую. Есть «РосУзник», который создан тоже для помощи ребятам, которые находятся за решеткой. Кроме того, помимо вот этой финансовой помощи, важной, еще и должна быть политическая. Мы каждую субботу, включая, например, завтра проводим серию пикетов. Кстати, то, что Мосгордума запретила теперь одиночные пикеты – это как раз следствие нашей такой активности…

– Но это противоречит федеральному закону.

– Это, естественно, противоречит всему, но просто есть указание трусливого Путина, которое они под козырек берут и выполняют. Мы проводим пикеты, в том числе, и в поддержку узников 6-го мая. Вот, последний пикет был посвящен Сергею Кривову, вы знаете, что это активист РПР-Парнаса. Кстати, это единственная партия, зарегистрированная в нашей стране, которая поддерживает протесты и участвует в протестном движении, в программе которой написано, что главное – это реализовать программные положения Болотной и Сахарова. Кстати, она единственная партия, которая еще и закон Магнитского поддержала, и единственная партия, которая категорически против закона о сиротах выступила. Короче говоря, активисты нашей партии тоже находятся под диким прессингом, Сергей Кривов объявил голодовку, она началась в середине декабря. Это очень тяжелая история, мы проводим серию пикетов в его поддержку и будем проводить их дальше. Конечно, упрек, который мне высказывают: почему они в Бутырке или в Матросской Тишине, а ты в студии у Миши Соколова – этот, наверное, упрек, все-таки, не мне, а Бастрыкину с Путиным. Вот, я понимаю, что авторам этого вопроса было бы легче, если бы я там тоже оказался. Ну, вы знаете, еще впереди много разных событий, и от тюрьмы и сумы, как известно, не зарекайся.

– Борис Немцов в эфире Online TV, ведет передачу сегодня Михаил Соколов эту, я напомню, есть телефон прямого эфира – 8 (499) 9184378, можете позвонить– позвоните, можете выиграть какую-нибудь книгу, которую принес к нам Борис Немцов в студию, «Исповедь бунтаря», например, хорошая книга, или еще какая-нибудь, или доклады о Владимире Путине тоже очень интересные. Вот, сопредседатель Партии народной свободы.

Ну, давайте мы отметим, что сегодня мы говорим в эфире 28 декабря, это, кстати, «День святых невинных младенцев вифлееемских», помните, да, западный мир это отмечает именно сегодня, этих младенцев царь Ирод приказал убить, ну, и, вот, Владимир Путин в этот день подписал как раз антимагнитский закон, теперь сироты из России не смогут быть усыновлены американскими гражданами. Борис, так что значит вот этот выбор Путина для вас, зачем он это сделал, несмотря на такие протесты и, мягко скажем, возмущенную реакцию не только в России, но и на том самом Западе, куда хотят ездить российские депутаты, чиновники, бизнесмены без всяких проблем?

– Ну, во-первых, уходящий год был ужасным для Путина – он потерял поддержку миллионов людей. Вот, если посмотреть, например, на опросы, которые были, вот, пик там был, опрос, максимум у него был как раз в марте, когда были выборы, так вот, с марта по конец декабря Путин потерял где-то около 20%, и это миллионы людей. Дальше, он сделал ставку, и эта ставка на полицейские дубины, на репрессии, на беззаконие и на посадки, это совершенно очевидно. Он народ боится, он трясется при виде, там, мирно протестующих граждан, и так далее, поэтому, вот, его ставка – спецслужбы, его ставка – полиция, его ставка – бюрократия, его ставка – жулики и воры, которые, собственно, лояльны к нему, иначе пойдут вслед за Сердюковым и еще кем-нибудь. В принципе, я считаю, что это тотальное поражение Путина. Если он был раньше президентом большинства, то сейчас он президент Северного Кавказа, который он просто подкупил, как известно, и президент омоновцев. Вот, собственно, и все.

– Ну, а как же, подождите, районная, деревенская, центральная Россия – что она, за Путина не голосует? Голосует, конечно.

– За Путина… Путин потерял большие города, а, как известно, все политические перемены происходят не в деревнях и селах, а в больших городах. Вот, Москва его просто ненавидит. Мы сейчас, кстати, 13-го января приняли решение провести марш против негодяев. Сегодня, буквально, я еду к вам с совещания, которое было этому маршу посвящено. Завтра в мэрию будет подана заявка на этот марш, никакого митинга не будет. Два маршрута: 1-й маршрут – это от Белорусского вокзала до Думы, два лозунга – это за роспуск Думы и за отмену «закона подлецов», так называется антисиротский закон. И 2-й маршрут, собственно, тоже заканчивающийся у Думы, но начинающийся на Калужской площади, то есть рядом с этой студией, около метро «Октябрьская». Завтра будет подана заявка на 13-е число, 13-е число – это не только Старый Новый Год, но это еще и воскресенье.

– Вам откажут, что вы делаете?

– Значит, мы… Наши заявители абсолютно твердо и внятно будут бороться за то, чтобы найти согласованный вариант. Я объясню, в чем дело: мы провели опрос среди граждан – готовы ли они принять участие в этом марше. У меня на блоге, собственно, был этот опрос, меня удивило, я думал, что очень низкая активность будет – 16 тыс. человек сказали, что они готовы принять <участие > в этом марше, терпеть вот эту аморальность, эту подлость, эту жестокость дальше уже нет никаких сил, смотреть на эту убогую Думу тоже нет никаких сил. 16 тыс. человек проголосовали, что они готовы прийти, принять участие. Теперь, что важно: важно то, что это не политические активисты, не пассионарии, которые ходят на Триумфальную 31-го под дубинки, и так далее. 70% людей, которые проголосовали – это женщины, подавляющее большинство не принимали участие в маршах протеста до этого никогда, и мы несем полную ответственность за безопасность этих людей. Поэтому моя позиция, которая поддерживается, собственно, активистами тоже всеми, состоит в том, что мы обязаны обеспечить безопасность этим людям, и добиться согласования.

– Для вас принципиально это место, место для вас принципиально, где будет проходить марш, или вы готовы будете согласиться на какую-нибудь окраину?

– Для нас принципиально, чтобы это было внутри Садового кольца. Конечно, Люблино, там, Бирюлево, и так далее – все это замечательные микрорайоны, но, это очевидно, абсолютно невозможная история. Внутри Садового кольца, то есть в центре мы должны провести это самый марш. Два лозунга: за роспуск вот этой незаконной Думы и за отмену «закона подлецов». Я думаю, что несмотря на праздники (а мы собираемся работать в праздники), несмотря на праздники, в общем, интерес к этому вопросу, а главное – злость, которая охватила людей, может привести к тому, что будет довольно много участников.

– Среди тех вопросов, которые заданы, постоянно повторяется такой: «Будете ли вы настаивать на расширении «списка Магнитского» за счет депутатов Государственной Думы, членов Совета Федерации, которые голосовали за этот законопроект?»

– Ну, во-первых, я считаю, что самый пророссийский закон, который когда бы то ни было был принят в Соединенных Штатах – это «Закон Магнитского». Этот закон, который отменяет все санкции против нашей страны и вводит санкции против подонков – воров жуликов, убийц, казнокрадов, коррупционеров и так далее. Это как раз те люди, которые являются основой путинского режима, и которые находятся под его персональной опекой как лидера вот этого <нет звука 14:51>.
Второе. Я считаю, что нам не удастся включить все 420 депутатов Госдумы и 143 сенатора в этот список, надо быть реалистами.

– Ну, есть же замечательные люди. Борис, Борис, я просто хочу рассказать немножко, есть такой сенатор Малкин, который специально ездил в Вашингтон, чтобы «закон Магнитского» не был принят. Вот, как выяснилось, у этого сенатора Малкина, это пишет канадская пресса, у него…

– 110 квартир.

– 110 квартир, и у него постоянно какие-то проблемы с визами в Канаду, вот, видимо, он очень волнуется, там его заподозрили в связях с организованной преступностью.

– Сенатор Виталий Малкин, да, кстати, партнер Иванишвили, президента Грузии.

– Премьер-министра еще пока.

– Да. Ну, фактически президента по нынешним их правилам новым. Да, он, действительно, имеет проблемы с визами в Северную Америку, его подозревают в связях с организованной преступностью, и его вне списка Магнитского могут просто в «стоп-лист» включить, и все.
Я, все-таки, хотел бы здесь не столько на Малкине остановиться, сколько на подходе, который, на мой взгляд, реалистичен. <И чтоб> понятно, что инициатором этого закона является Путин. Я думаю, это все понимают, да? Та истерика, перекошенная вот эта вот физиономия во время пресс-конференции, вот это какое-то садистское желание в день, когда царь Ирод повелел убить детей, подписать этот закон, выкручивание рук депутатам, как Госдумы, так и сенаторам – все говорит о том, что человек находится в полном неадеквате, он, очевидно, страдает комплексом неполноценности <нет звука 16:34> <паранойей?>, ему доставляет удовольствие причинять боль людям, это очень опасно для нашей страны, безусловно. И, конечно же, в этот список должен быть включен Путин. Но надо понимать, что, поскольку Запад живет в реальном мире, то Лукашенко они включить могут, а Путина не могут. Россия – член Совета Безопасности, от России зависит… Да, мы – ядерная держава, зависит ситуация на Ближнем Востоке и в Сирии, в Иране, и так далее, и тому подобное. Поэтому – что реалистично. (Должен быть включен Путин, и рано или поздно он там окажется, мне кажется. По крайней мере, я буду этому всячески содействовать). Теперь, что кажется реалистичным и полезным: включить формальных авторов вот этой подлой, аморальной, гнилой, гнусной поправки. То есть, формальных, их три: это гражданка Лахова, член партии «Единая Россия», это гражданка Афанасьева (она член партии Жириновского) и это еще такой <нет звука, 17:36> из «Единой России» Евгений Федоров, который хотел запретить доллар, там, то ли в России, то ли во всем мире, то ли еще что-то. Вот эти три деятеля, и, кроме того, есть духовный вдохновитель, но человек более хитрый, более такой, я бы сказал, изощренный – это гражданин Никонов, внук Молотова, известного подписанта советско-фашистского акта Молотова-Риббентропа. После того, как…

– Ну, внук за дедушку не отвечает, он только биографии пишет.

– И после того, как он предложил подлым образом назвать этот закон (это он предложил) «законом Димы Яковлева», после того, как он подстрекал всех и был глашатаем этой садистской поправки, мне стало очевидно, что он не только внук Молотова <нет звука 18:25>. Вот. Я считаю, что его роль, гнуснейшая совершенно в этой истории, она должна быть отмечена. Я думаю, что вот эти четыре гражданина… Да, кстати, вы слышали, как верещал <нет звука 18:39> Никонов, когда стали говорить о том, что их могут включить в «список Магнитского», он сказал, что тогда мы разорвем отношения с Соединенными Штатами дипломатические, то есть отзовут посла, по-видимому, и так далее. Эта, правда, истерика быстро прекратилась, когда выяснилось, что Лавров против этого закона выступает. Но, тем не менее, истерику он закатил по полной программе. Вот, мне кажется, что эти четыре <нет звука 18:58>, еще раз повторяю: Лахова, Афанасьева, Федоров и Никонов – это четыре человека, которые, естественно, после того как все документы будут нормально подготовлены, они могут попасть в «список Магнитского», и надо будет над этим активно работать. Что касается 420 депутатов, сенаторов этих холуйствующих, то я думаю, что это нереалистично, потом, конечно, эти люди могут попасть в закон о люстрации, там, и так далее, и тому подобное, не смогут занимать госдолжности, но это понятно, что это такое дело, некоторой перспективы.

– Борис, но опять же, ведь пишут люди: «Запад нам поможет» – это довольно уязвимая позиция, а сами-то что вы можете сделать? У вас есть партия, у вас есть сторонники – что вы-то можете сделать?

– Я как раз… Я, кстати, согласен с этим тезисом, вот, когда на сайте Белого дома появилась петиция – включить вот этих всех негодяев в «список Магнитского», ко мне обращались. Я говорю: «Вы знаете, петиции петициями, но пока мы сами не будем за свои права бороться, за свою собственную свободу и достоинство – никакие петиции нам не помогут. Поэтому я лично – я лично! – сконцентрирован на организации вот этого марша против негодяев, который пройдет 13 января. Я считаю, что если нам удастся провести этот марш массовым образом, если нам удастся привлечь внимание, в первую очередь, москвичей к этой проблеме, если нам удастся мобилизовать людей во время вот именно новогодних и рождественских праздников, то это гораздо более значимо, чем пытаться просить у Конгресса, я не знаю, у Госдепартамента, у Белого Дома, просить, чтоб тех или иных людей включили. Я думаю, что до тех пор, пока мы здесь не проснемся, никто за нас наши проблемы решать не будет. Поэтому я не сторонник того, чтобы постоянно апеллировать… Да, «закон Магнитского» должен быть принят не только в Соединенных Штатах, но и в Канаде, и в Европе, это правда, но…

– А вам не кажется, что как раз вот эта вот история с тем, что детей берут в заложники, получается, она направлена как раз для Европы, чтобы европейские страны не посмели это сделать, им-то не запрещено, их гражданам усыновлять детей из России, вот, мол, они побоятся так вот поступить жестоко с детьми и не будут закрывать въезд в шенгенскую зону для нарушителей прав человека?

– Ну, есть такая версия, безусловно, для воров из окружения Путина и убийц закрытие въезда в Европу – это личная жизненная трагедия и катастрофа, такие, как Железняк, например, который там своих детей учит, и практически все, Исаев этот <нет звука 21:39>, который имеет недвижимость в Германии, и почти все они, имеющие недвижимость в Испании, в Италии и счета, все они, конечно, бьются в конвульсиях, что им будет закрыт въезд в шенгенскую зону. Я думаю, что будет процесс идти поэтапно. Сначала, мне представляется, закон будет принят в Канаде, и канадский парламент его уже рассматривает. Следующая на очереди будет Великобритания, где, вы знаете, что Путин недавно своих холопов посылал туда в парламент для того, чтобы, собственно, они пытались там подкупить их, или не знаю, что сделать, уговорить, чтобы они этот закон не принимали, но, насколько я понимаю, в Британии растет желание его принять. Потом буду страны Северной Европы, ну, в первую очередь, это Нидерланды, может быть, еще какие-то страны. И надо понимать, что как только хотя бы одна из стран принимает этот закон – въезд в страны шенгенского соглашения будет закрыт для всех. Вот, например, если Нидерланды или Эстония примут этот закон – то въехать на территорию Евросоюза будет невозможно этим людям. Конечно, Европа гораздо сильнее зависит от газа российского, конечно, будет шантаж, конечно, будет подкуп, конечно, будут угрозы, ну, мафиози всегда так действуют, но, в то же время, есть общественное мнение, европейское в том числе, что садист, убийца, подлец, подонок не может управлять государством, в том числе и Россией, да? Поэтому я думаю, что вот этот Ирод… Кстати, новый слоган, который, мне кажется, будет у нас 13-го – не «Россия без Путина», а «Россия без Ирода». Мне кажется, что этот лозунг, он гораздо более духоподъемный и свежий, и, главное, отражает суть происходящего в нашей стране.

– Борис Немцов в эфире «Online TV», давайте мы узнаем, каковы результаты опроса общественного мнения, который идет на сайте «Online TV», что там у нас, какие цифры? Вот, интересно узнать.

– А сколько позвонило народу, вот это более значимо.

– Понятно, вот, 16%, нам сообщают – «это год победы Путина» и 84 – это за «возрождение оппозиции». Так что, соотношение в вашу пользу, хотя многие из тех, кто опять же задавал ранее вам вопросы, они в достижениях оппозиции сильно сомневаются, а, может быть, вы скажете: что такое главное достижение оппозиции, это Павел Смачко вас спрашивает.

– Я считаю, что главное достижение – это пробужденное чувство достоинства. И второе достижение, что, несмотря на попытки расколоть оппозицию, мы оказались вместе, и, кстати если говорить об итогах года, то избрание Координационного совета оппозиции, куда входят представители всех политических сил страны, кроме, естественно, партии Путина, это, безусловно, доказывает зрелость и оппозиции, и граждан, которые нас поддерживают, это и огромная ответственность.
Теперь я хочу ответить огромному количеству людей, которые меня в фейсбуке, там, везде, в блогах, и так далее, чихвостят – «вот, мы ходим на митинги, ничего не меняется», и так далее. Это плата за мирный протест. Вот, я сознательно вам говорю, как один из апологетов мирного протеста. Я сознательно категорически против любых провокационных действий, которые могут привести к кровопролитию, просто категорически! Да, это все будет быстро, это правда. Пошли штурмовать Думу, там, Лимонов предлагал, Центризбирком…

– Не, он предлагал занять площадь Революции, а вы слили протест, об этом вам тоже пишут.

– Не-не-не-не-не, все изучено, досконально, документально доказано, <нет звука 25:34>, да…

– Не любите Лимонова?

– Ну, просто от Путина, ничем для меня эти два человека не отличаются, <нет звука 25:40> и оба получают удовольствие от того, что страдают люди, это их 100% объединяет. Так вот, значит, этот <нет звука 25:46> предлагал собраться 10-го на площади Революции, вы правильно, а потом занять два здания, внимание, это написано у него в блоге. Теперь, вопрос, одно здание называлось Госдума, а второе здание называлось Центризбирком. Эти здания (я там свидетель, я шел вместе с людьми с площади Революции на Болотную), эти здания до зубов вооруженными омоновцами охранялись, и без крови, и без репрессий уже настоящих эти здания было занять нельзя. Вот эти все подлости, которые, кстати, выгодны Путину, очень выгодны. Надо понимать, что чем более кровавая, чем более такая, противоправная позиция гражданскими активистами будет занята, тем выгодней Путину. Он скажет: «Посмотрите, вот они, бандиты, вот они, негодяи, вот они, подлецы, хотят нас нашу страну разваливать».

– Но он и говорит, что вы деретесь с полицией.

– Не-не-не-не-не. Это все фальсифицировано, и он знает. Он знает, что ОМОН применял жестокую силу подавления, люди абсолютно безоружные сопротивлялись, самый большой ущерб от этого – у омоновца эмаль зуба отскочила, или что-то такое случилось, всем им дали по квартире, никаких жертв среди омоновцев, естественно, ни одной не было, поэтому все это чистой воды… фальсифицировано, все это вранье, и так далее, и тому подобное.
Так вот, мирный протест – это время. Это время, мы не можем за один, за два митинга ничего сделать, ничего. Но, я считаю, что никто, ни капли крови не должно быть пролито из-за этого подонка, ни капли. Мы должны мирно просто победить. Ну, Ганди – сколько Ганди боролся за независимость? Это был мирный ненасильственный протест. Его тоже ругали: давайте быстрее, давайте короче, и так далее. Я себя с Ганди не сравниваю, я сразу говорю, я просто хочу сказать, что за это надо платить.

– Борис, мы можем на эту тему дискутировать, потому что у Ганди тоже закончилось не очень хорошо, там была, извините, мусульманско-индусская резня грандиозная. Давайте мы к народу обратимся, вот нам позвонил один из наших зрителей, пожалуйста, вы в эфире, ваш вопрос Борису Немцову.

Олег из Москвы.
Слышите меня?
Борис Ефимович, хотелось бы узнать, что-нибудь у вас там есть насчет наших деятелей в Мосгордуме, такое, как на Железняка, или вы придерживаете до выборов? Спасибо.

– Вообще, интересно, Мосгордума. Человека интересует, во-первых, что вы знаете о депутатах Мосгордумы и не придерживаете ли вы какую-то информацию об этих замечательных людях до выборов, а во-вторых, я думаю, вообще интересно, выборы в Мосгордуму, действительно, могут стать серьезным политическим событием. По-моему, 14-й год, да?

– 14-й год.

– Вы готовы?

– Я считаю, что наше участие абсолютно необходимо, я считаю, что «железняки» – это явление, это не фамилия, причем, это в истории России так уж. Это явление. Это беспринципность, вороватость, подлость, жестокость. Собственно, так команда Путина и подбиралась, по этим качествам, вот эти качества считаются добродетелью. Я убежден, что в составе Мосгордумы ровно свои, может, чуть поменьше, чем этот Железняк из Государственной Думы, есть свои Железняки. На самом деле, есть огромный контракт между Путиным и ворами, ну, он как самый главный, контракт такой: вы мне лояльность, я вам право воровать, точка. Это контракт. Это глобальный контракт, который действует, циничный подлый, антироссийский, гнусный, но вот этот контракт действует. Поскольку этот контракт действует повсеместно, он действует в Мосгордуме, у меня никаких сомнений нет, что там есть свои Исаевы, свои Железняки, свои Плигины и так далее, и тому подобное, у меня нет никаких сомнений ровным счетом, просто никаких! Эти золотые кренделя и прочее, прочее.
Теперь, участие в Мосгордуме. Абсолютно необходимо участие в Мосгордуме.

– Знаете, мы давайте, только сейчас запустим один опрос, мне кажется он тоже важным – «Идти ли на митинги или идти на выборы?», вот эта альтернатива, по-моему, интересна.

– А что это, а почему это альтернатива? А почему нельзя делать и то, и другое

– А вы знаете, некоторые считают, что абсолютно бессмысленно ходить на выборы, которые фальсифицируются, которые вы не можете проконтролировать, у вас недостаточно людей, которые могут следить за руками, и так далее.

– Ну, во-первых, Михаил, я не согласен. Во-первых, в Москве у нас огромное количество активистов, которые были наблюдателями. Да, вот эта Мосгордума, избранная еще при Лужкове (это мы ему помним) ценой диких фальсификаций, это была репетиция перед выборами в Госдуму. Оценки, которые сделали социологи выборов в Мосгордуму, это они были в девятом году, показали, что Лужков своровал тогда у москвичей миллион голосов. И в этой, с позволения сказать, Мосгордуме, больше 90% мест занимают, как вы знаете, представители его бывшей партии.

– Но они у вас снова украдут.

– Нет. Послушайте, после того как случилась вторая дикая волна фальсификаций на выборах в Мосгордуму <Госдуму>, следующая, на президентских выборах в Москве, уже была меньше. Я сам был наблюдателем на выборах президента, это было в марте, но у меня на избирательном участке Путин не прошел, собственно, с первого тура, он набрал 36%, второй за ним был Прохоров – он набрал 32,5%. Мои товарищи, которые были на своих участках, тоже это же самое подтверждают. Таким образом, вот эта гражданская активность – вот этот корпус контроля за выборами – она довольно мощная. Это первое, второе…

– Борис, давайте, мы гражданскую активность наших граждан поддержим, которые звонят нам и хотят задать вам еще один вопрос. Пожалуйста. Вы в эфире, пожалуйста, ваш вопрос.

– Алё. Здравствуйте, Сергей, Челябинск.
У меня вот такой вопрос: у вас там есть, по-моему, один Дмитрий Гудков остался в КС-е, который депутат. А здесь же, смотрите, любая фальсификация на выборах – это, по сути дела, преступление против государства, попытка свержения строя. Почему бы через него не протолкнуть, хотя бы попробовать, а потом опереться, что они не хотят этого сделать, закон – за любую фальсификацию срок, так это пятнашечка примерно с полной конфискацией, тогда мне кажется, желающих фальсифицировать было бы поменьше. Ваше мнение, ответьте, пожалуйста?

– Вы знаете, у меня мнение отличается от вашего. Дело в том, что фальсификаторы, они находятся под опекой и под патронажем Путина и Чурова, так? Это, собственно, их социально близкие братья и сестры. Вы можете ужесточить наказание за фальсификации, не ужесточать – я не знаю ни одного случая, чтобы в российских судах наказали за фальсификацию.

– Штрафы были.

– Штрафы да, но чтоб посадки, ну, слышали, что – телезритель сказал так, чтоб надо с конфискацией 15 лет, как за убийство.

– Коммунисты предлагали.

– Значит, я могу сказать: это ни к чему не приведет. Если есть команда судейскому корпусу (а суды, как вы знаете, у нас абсолютно ангажированы), если есть команда никого из фальсификаторов не сажать, какое бы вы наказание не придумали – все равно сажать никого не будут, это очевидно. Поэтому у меня другая позиция, у меня позиция такая: надо доводить до решений судов хотя бы одно, два или пять дел, но не штрафами чтоб отделались, а посадками. Посадками! А дальше нужна очень мощная разъяснительная кампания, вот, как директор школы №15 города Нижнего Новгорода сидит три года в тюрьме, в колонии, там, общего режима, потому что она вбросила в пользу Путина 10 бюллетеней. Нужна такая кампания. Пока у нас нет ни одного примера, потому что есть централизованная команда – не трогать фальсификаторов, ибо они обеспечивают власть. У нас есть статьи Уголовного кодекса, которые не действуют, потому что, если они начнут действовать – режим рухнет. Понятно, да, вот, эти статьи не действуют, все иски, которые были поданы – и на выборах президента, и на выборах в Государственную Думу, на выборах в Мосгордуму – все эти иски остались без удовлетворения. Это была жесткая, внятная команда бандитов, которые не хотят, чтобы в стране хоть народ что-то значил.

– Борис, давайте мы немножечко перейдем на блиц от политических таких ваших речей с обобщениями, ну, вот, Андрей, например, вас спрашивает: вы провинцию как-то будете будить, или сосредотачиваетесь на Москве и Петербурге?

– Я лучшие годы провел в провинции. Я только могу сказать…

– Но она вас не поддерживает.

– Я только вам могу сказать, что сейчас такая фаза развития страны, что основные политические события проходят в Москве и в меньшей степени в Петербурге. И мне представляется, сейчас совсем другое надо делать – надо, чтобы московские акции были общероссийскими, то есть, нужно, чтобы в Москву приезжали активисты из моего родного Нижнего Новгорода, с Кубани, Саратова, Воронежа, Великого Новгорода и так далее, и тому подобное, надо, чтобы приезжали люди к нам. Пока ситуация в стране ровно такая – то общероссийские акции в Москве и в Петербурге гораздо более, на мой взгляд, эффективны, чем попытки вот так по периметру ездить и что-то там делать. Вот, Илья Пономарев, например, он участвовал в автопробеге из Красноярска до Москвы, ну, довольно много усилий потратил. Спят!

– Будите.

– Дело в том, что главное в повестке дня – это воровство, главное в повестке дня – несправедливость, главное в повестке дня – узурпация власти, главное в повестке дня – ну, там, обогащение узкой группы. Эти вопросы в Казани, в Нижнем Новгороде, Саратове не решаются. Можно выйти к Кремлю казанскому, к нижегородскому и кричать «Россия без Путина», ну, на это народ как-то так, странно отреагирует. Поскольку главные вопросы политические, а вопросы политические – это вопросы Москвы, то, мне кажется, вполне естественно, что они обсуждаются и решаются здесь. Так что, приезжать сюда, в Москву – да, правильно, а пытаться организовать какой-то крупный митинг в регионе – можно, если есть конкретная проблема. Вот, допустим, Байкал, да? Можно организовать (ну, вы знаете, работает там опять ЦБК и так далее) митинг в защиту озера Байкал, конечно, надо организовывать в Иркутске, это понятно. Или, допустим, там, в Хакассии Дерипаска хотел построить хлорное производство – ну, полный кошмар, экологическая катастрофа, после аварии на Саяно-Шушенской ГЭС, конечно, никуда не годится, там тоже может быть, соответственно, большое движение. Или, например, в Новосибирске. В Новосибирске пенсионеры протестуют против резкого роста цен на транспорт. И в Челябинске ситуация с тюрьмами, с Копейском, когда над заключенными издеваются… Вот, локальные проблемы очень конкретного города, они могут привлечь внимание жителей этого города и поднять волну протеста. Но общеполитические проблемы, то есть засилье подонков, подлецов и убийц – эти вопросы, конечно, только в Москве решаются.

– Хорошо, вот, о союзниках вас спрашивают, у меня даже три вопроса. «Смущают до брезгливости хороводы Немцова с Удальцовым, Немцов говорил, что ничего страшного нет в том, что президентом станет Зюганов», и цитату приводят, а здесь, наоборот, еще одно – «Когда либералы прекратят сидеть за одним столом с нациками?». То есть все ваши союзники, с которыми вы сидите в Координационном совете, не нравятся значительной части публики.

– Я понял, дело в том, что Координационный совет, о котором идет речь, это оппозиционный парламент. В оппозиционном парламенте сидят люди – не единомышленники, а сидят те, кого народ избрал. Я извиняюсь, вот, кого избрали – те и сидят. Левые сидят, националисты сидят, либералы сидят…

– «Яблока» нет.

– Они не участвовали. Они не участвовали, хотя справедливости ради надо сказать, что вместе с националистами Явлинский выступал на всех митингах, так что не надо тут, ладно, лишнего.
Еще раз: это парламент, в парламенте есть люди симпатичные, есть близкие, есть люди сильно от нас отличающиеся, но это парламент. И сам тот факт, что этот парламент впервые избран вопреки дикому давлению власти, с желанием все дискредитировать и так далее – это большое достижение, в первую очередь, не нас, а граждан, которые проявили инициативу и больше 80 тыс. проголосовали.
Дальше, есть кто-то симпатичный, кто-то несимпатичный, кому-то Немцов не нравится, кому-то Удальцов не нравится, кому-то Тор не нравится, кому-то Каспаров не нравится, кому-то Пионтковский, кому-то Собчак – парламент, мы должны находить общий язык. И сам тот факт, что этот парламент за основу принял политическую программу, я подчеркиваю, политическую программу оппозиции, говорит о фантастическом успехе парламента. Никто не мог даже себе представить, что мы можем программу политическую как-то сформулировать, а мы ее не просто сформулировали, мы за нее проголосовали уже, за основу взяли.

– Борис, а вот, тут интересуется…

– Она в себя включает…
………………………………….

– Интересуется Марк: правда, что г-н Фридман будет давать Координационному совету оппозиции деньги?

– Чушь полная. Олигархи абсолютно лояльны режиму, олигархи абсолютно зависят от режима, они люди, к сожалению…

– Это ж ваш друг.

– Не имеет никакого значения. Значит, совершенно очевидно, что эти люди имеют контракт с властью.

– И Прохоров тоже, ваш друг? Тоже контракт с властью?

– Да-да-да, у всех у них контракт с властью. «Я вам лоялен – а вы мне не мешаете деньги зарабатывать».

– Ну, Прохоров же политикой занимается?

– Прохоров занимается такой политикой, согласованной с Кремлем, скажем так. И сам тот факт, что он ушел в тину после того, как прошли президентские выборы, стало разочарованием для многих людей, которые за него голосовали (вы знаете, что в Москве за него проголосовало больше 20%). Поэтому это человек, который не может быть самостоятельным политиком, он это отлично знает. Уж что-то одно: либо миллиарды и Куршавель, либо независимая политика. Он выбрал первое – ну, раз он выбрал первое, то требовать от него быть независимым политиком… Ну, на мой взгляд, не стоит.

– Давайте, мы там включим – что у нас на сайте люди спрашивают, а я из первых вопросов на сайте тоже посмотрю. «Откуда брать финансы на создание мощной оппозиции, Борис?» Ну, коротко, коротко.

– Я очень коротко. Я вам могу сказать, что оппозиционная деятельность, она не требует большого количества денег. У нас нет своего телевидения, у нас нет своих газет, все наши ресурсы – это, в основном, наше участие в социальных сетях, блогах и так далее, и тому подобное. Дальше, офисы скромные, могу сказать, я, как человек, который…я занимаюсь, там, поддержкой «Солидарности», я…

– То есть, денег не будет, я вас понял.

– Их не надо много. Есть паранойя путинская, что это сотни миллионов и так далее. Я вам могу сказать…

– Мировая закулиса.

– Полная чушь. Они ищут… Знаете, вот, все спецслужбы путинские брошены на то, чтобы найти деньги Госдепа. Нашли? Хоть что-нибудь! Вот, они с утра до вечера только этим и занимаются. Им плевать на террор на Кавказе, им плевать на убийства, им плевать на педофилов, им на все наплевать! Одна тема их интересует – деньги Госдепа, нашли?

– Я не знаю, может быть, они готовятся к процессу?

– Если бы нашли – с утра до вечера бы кукарекали бы. С утра до вечера! Аркадий Мамонтов, Соловьев, все бы с утра до вечера, там, Толстой, там еще, я не знаю…

– <Нрзб.>

– С утра до вечера, да, с утра до вечера бы кукарекали. Нет ничего. Могу сказать, почему. Бюджеты маленькие. Я вам могу сказать, вот, бюджет, допустим, там, серьезной организации, политической серьезной организации (в основном, это офисы и 5 человек персонала) – это бюджет, ну, несколько миллионов рублей в год.

– А вот, сейчас обвиняют, что Навальный украл деньги Союза правых сил, вы там тоже лидером были, он у вас увел, там, деньги на выборы?

– Нет, я вам сейчас…

– И вы в Думу не попали…

– Я вам расскажу, да. Да, в Думу мы не попали, Навальный украл Союз правых сил, поэтому Союз правых сил закрылся… Этот бред имени Бастрыкина, Путина и Маркина я слышал. Значит, рассказываю вам: я, во-первых, не был руководителем Союза правых сил.

– Знаем-знаем, был губернатор Белых, нынешний губернатор.

– Да, речь идет о выборах 2007 года, речь идет об абсолютно абсурдных обвинениях. Самое главное, что никаких претензий к Навальному со стороны Союза правых сил и бывшего руководителя Союза правых сил Никиты Белых не существует, тем не менее, дело возбуждено. Союза правых сил тоже не существует, все контракты на этот счет были прозрачными и ни у кого не вызывали вопросов. Это трусость власти, желание… Но они еще очень глупы. Вот, честно говоря, отсутствие конкуренции политической привело к такой интеллектуальной деградации. Значит, Навальный у нас что: украл весь лес, Навальный у нас приватизировал спиртзавод, Навальный у нас разорил почту России, и Навальный, оказывается, мою родную партию Союз правых сил тоже ограбил, да? И все это с интервалом в каждую неделю появляется, об очередном уголовном деле.

– Хорошо. Вот, Юлиана пишет: «Борис Ефимович, вы единственный политик на данный момент за кого бы я проголосовала на выборах президента. Вы будете баллотироваться, если этот…» Ой, я дальше не буду читать, ну, в общем, если будут выборы.
Юлиане дарим книжку?

– Юлиане дарим.

– Дарим. Подпишем.

– Все, Юлиане дарим. Куда, куда?..

– А куда, я не знаю– куда.

– Ну, Юлина нам сообщит, наверное, куда. Пусть позвонит на Online-TV, книжка вот здесь лежит Юлиане.

– Вы знаете, я сторонник того, чтоб был единый кандидат от оппозиции на президентских выборах. Если меня поддержат, то я могу быть этим кандидатом, но…

– Не хотите на Московскую область для начала, на мышах потренироваться?

– Сейчас, договорю. Сейчас мы обсуждаем тему праймериз как раз на выборах губернатора Московской области. Активно обсуждаем эту тему, более того, в Координационном совете принято решение поддержать праймериз Московской области. Сегодня вот с Гудковым на эту тему говорили, с Рыжковым, с Навальным.

– Гудков – единый кандидат?

– Еще раз – это решат люди, то есть надо провести праймериз.

– От ветеранов КГБ и демократов.

– Это не имеет никакого значения. У всех разные были повороты в жизни, то, что Гудков – пострадавший, я думаю, никому объяснять не надо, единственный депутат…

– Он, правда, поздравляет с днем чекиста своих коллег.

– Михаил, ну…

– С днем че-ки-ста! А вы, вроде, демократ.

– Я понял, я понимаю. Еще раз. Человек прошел длинный путь, опасность его для режима в том, что он абсолютно из их системы, и, тем не менее, с этой системой порвал.

– То есть вы его готовы поддержать?

– Я его готов поддержать, более того, я считаю, что сам тот факт, что он был раньше в спецслужбах, а сейчас перешел на сторону народа – это очень хороший знак. Это значит, что вот эта вся элита, путинская – он только первая ласточка – она начнет колоться со временем, и очень многие будут переходить на сторону народа.

– Борис, вы помните, был такой опыт в Белоруссии, когда демократы поддержали Александра Григорьевича Лукашенко?

– Я вообще считаю…

– И что они получили? И сколько лет диктатуры?.. Борца с коррупцией.

– Ну, давайте, Гудкова… Давайте, Гудкова с Лукашенко сравнивать не будем, тем более, я не договорил про программу оппозиции, которую, вот, мы приняли.

– Так.

– Я вам могу сказать, в чем она состоит, она очень важная. Самое главное – это запретить одному человеку больше двух раз быть президентом.

– И это все?

– Нет, это самое главное. Второе: вместо шести лет – четыре года. Третье: парламент должен усилить свои полномочия, а именно – влиять на формирование правительства, то есть назначение министров, объявлять импичмент президенту, оправлять в отставку этих самых проворовавшихся министров, проводить парламентские расследования, это очень важно. Кроме того, конечно же, первый пункт – это освобождение политзаключенных и полное упразднение этой репрессивной системы, в том числе и подразделения по борьбе с экстремизмом, которое, собственно, занимается оппозицией, да? Это отмена, конечно же, политической цензуры в средствах массовой информации, это восстановление независимого суда…

– Эк вы размечтались-то.

– Я не размечтался, я вам говорю, что оппозиция – левые, националисты, либералы, вообще беспартийные люди, оказывается, могут понять одну простую вещь: пока мы не уничтожим самодержавие в нашей стране, пока мы узурпатора не приведем в чувство – шансов у России никаких. И сам тот факт, что мы за эту программу проголосовали, я считаю, замечательный итог уходящего года.

– Борьба с самодержавием довольно часто заканчивается чем, как мы помним? – приходом к власти большевиков.
Алла здесь интересуется…

– Я надеюсь, этого не случится.

– Да. «Нравится ли вам что-нибудь в Путине?» Вам всё напоминают, что вы в 99-м году…

– Нравится ли мне что-нибудь в Путине?

– Да.

– Он в неплохой физической форме.

– Так.

– Всё.

– И больше ничего? А что вам нравилось в 99-м году тогда?

– В 99-м году он клялся и божился, что будет строить демократию, будет соблюдать свято принципы, там, свободы слова, независимости суда, и так далее, и так далее, что он верный ученик Собчака и Ельцина – он клялся и божился. Ну, такая спецоперация была по вербовке, собственно, близкого окружения Ельцина и олигархов. Настораживало уже то, что он очень сильно дружил с Березовским, бегал к нему на дни рождения, и так далее и тому подобное…

– Теперь не дружит.

– И как бы старался в эту олигархическую систему вписаться, это правда. Поначалу, в принципе, он даже кое-какие правильные вещи сделал, там, налоги, например, снизил. Но потом он, знаете, как говорят, <нет звука 47:27>. Дело в том, что когда человек долго во власти находится – он теряет разум, он становится циничным, аморальным, подлым и вороватым.

– Это вы о себе?

– Я никогда не был долго во власти.

– Но губернатором-то вы были сколько лет?

– Я был губернатором всего лишь шесть лет, и то я должен сказать, что после пяти лет я уже знал, кто войдет, что спросит, и так далее, и тому подобное. Кроме того, я был избран на свободных выборах…

– Но не сразу.

– Не сразу, я был избран на свободных выборах, у нас была свободная пресса, у меня не было ни одного телеканала, у губернатора, ни одной газеты, ни одной радиостанции. У меня был оппозиционный парламент, под окнами моими в Кремле в Нижнем Новгороде кричали «Долой Немцова» и никого никто не трогал. Так что, совсем, как день и ночь, да? И, кроме того, я не пытался вечно держаться за власть.

– Хорошо, ну, давайте мы еще усилим наш темп. «А какой коридор вы готовы дать для Путина в случае его ухода из Кремля?»

– Я не понимаю, что имеется в виду.

– Имеется в виду какие-то гарантии, вот, вы оппозиция <нрзб.>

– Я понял, это серьезный вопрос. Я скажу спорную, может, точку зрения. Моя точка зрения такая: что, если цена его ухода – это его личная безопасность – надо на это идти. Вот, если он говорит: «Гарантируете мне безопасность» (мне, там, и моим детям, и так далее) – надо на это идти. Потому что, ну, не может страна корчиться в судорогах и терять время из-за того, что один <нет звука 48:57 > хочет ей вечно править.

– Вот там, дальше где-то у нас на стенке есть вопрос, можно немножко опустить – не о Зюганове, нет, в другую сторону, не о Зюганове, а вот здесь: «Вы можете назвать позицию, по которой Путин проиграл в 2012 году, то есть не случилось того, к чему он так стремился. И вообще, что он проигрывал за эти 12–13 лет?»

– Он проиграл Россию.

– Как же, она встала с колен!

– Нет, он проиграл Россию. Инаугурация на пустынных улицах Москвы…

– Ну, ладно, это мы слышали.

– Не-не, это и есть проигрыш. Всё! Если раньше он мог сказать, что я опираюсь на народ, то сейчас он этого сказать не может.

– Но он может сказать: «Я опираюсь на «Уралмашзавод».

– «Уралвагонзавод».

– Или «Уралвагонзавод», какая разница.

– Да, понятно. Ну, вот, его опора – это Северный Кавказ, это малообразованные люди, это люди, зомбированные зомбоящиком путинским, это люди, живущие в маленьких городах и селах. Я думаю, что президент великой страны не может похвастаться такими замечательными успехами за 12 лет, если он потерял и образованный класс, и большие города, и энергичных людей, и, я думаю, что и бизнесмены, которые перед ним, там, пресмыкаются – все его тихо ненавидят, а может, уже и не тихо.

– Борис, спрашивают неоднократно, это было у меня и в других вопросах – что с вашими прослушками в «Life news», как вы там судитесь, не судитесь…

– Вот, это интересно, в Хамовническом суде началось дело – я против Следственного комитета, я против Бастрыкина. Как-то незаметно это прошло. Судья та же самая, что судила «Pussy Riot» (вы уже примерно понимаете, о чем идет речь), но что самое удивительное, что даже судья поняла, что попытка ведомства Бастрыкина покрыть преступников (а ровно в этом мы их сейчас обвиняем), она абсолютно незаконная. Дело ведь вот в чем: под давлением общественности было возбуждено уголовное дело, это уголовное дело расследовал следователь Центрального округа Денис Савельев, и расследовал довольно активно, потом были допрошены Арам и Ашот Габреляновы (вы знаете, они, собственно, и руководят «Life news»), и после того, как их Денис Савельев допросил (а им грозила, кстати, статья 138-я – до 4-х лет лишения свободы, кроме того, еще конституция была нарушена – тайна телефонных разговоров, переговоров), после того, как стало ясно, что вот эти шестерки путинские, которые выполняют его заказ, работая в желтой прессе, могут под суд пойти – после этого дело исчезло. У Дениса Савельева дело изъяли.

– И где же оно сейчас?

– Оно исчезло. Дальше, после большого количества обращений к Бастрыкину, мы получили отписку о том, что находится в Северо-Восточном округе, в Следственном комитете Северо-Восточного округа. Но какой следователь его ведет – мы не знаем. Никаких следственных действий не производится. Сейчас мы решили судиться с Бастрыкиным, я ему это так дело не оставлю. Следующее заседание суда будет 17 января.

– Так, что у нас… А, вот, спрашивают: «Как вы относитесь к отсутствию гимна, объединяющего прогрессивные силы России?». Максим Кривошеев.

– Ну, вот, есть «Патриотическая песня» Глинки.

– Так.

– Я считаю, что это вполне могло бы стать объединяющим гимном.

– А слова кто должен написать, кажется, Евгений Евтушенко написал?

– Ну, хорошо, ну, вот, начинается. Значит, есть «Патриотическая песня» Глинки, ну вот, и замечательно, ее надо использовать как гимн.

– Без слов?

– Можно и конкурс объявить в интернете на слова.

– Хорошо, еще вопрос: «Правда ли, что Чубайс выплачивает зарплату Немцову?» Вы на что живете?

– Полный бред. Что вы, шутите? Во-первых, если б Чубайс это делал, его бы тут же выгнал Путин, он же у Путина работает, в «Роснано». Его назначает просто Путин. Во-вторых, для меня это слишком унизительно – брать деньги у людей, которые работают на Путина, я никогда этого делать не буду. Я довольно успешно занимался долгие годы бизнесом, в том числе инвестициями в рынок акций и облигаций. И, слава богу, я могу не только обеспечить себя, но и помогать оппозиции, что я, собственно, и делаю. И денег никаких лишних мне не надо, тем более, что у меня зарубежной собственности никакой нет, счетов за границей нет, квартира на Ордынке, где, Михаил, вы неоднократно были, есть. За городом я снимаю в доме отдыха трехкомнатную квартиру, вот, собственно, и все. Все <нрзб.>

– О, нам пришел знаете, какой вопрос: «А вы перестали ругаться матом по телефону?» А то как-то неудобно было с Чириковой, там, с другими…

– Ну, конечно, когда подглядывают за тобой в замочную скважину, а ты сидишь в туалете на унитазе, то, в принципе, хорошего и приятного мало, но, с другой стороны, подглядывать и подслушивать нехорошо. Дальше, я в публичной жизни никогда матом не ругаюсь, и вы, как наблюдавший за мной долгие годы, можете это подтвердить. А уж, извините, моя частная жизнь – я уж чего хочу, то и делаю. Почему я себе должен отказывать в удовольствии употреблять какие-то сленговые словечки, тем более, если я говорю со своими друзьями, близкими <мне>…

– Но потом приходиться извиняться?

– Правильно. Негодяи и преступники опубликовали мои телефонные разговоры, они нарушили закон, их надо сажать! Они, кстати, могу не только мои разговоры, но и ваши, и любые, вот, зрителей сейчас нашего эфира могут прослушать. Да, их надо сажать. Дальше. Это все равно, что, знаете, вот, я не знаю, залез в туалет, поставил там камеру, и потом показываешь по телевизору, как человек ходит в туалет. Вот, это нормально или нет? Мне кажется, что это абсолютно аморально, это ненормально, это преступление, и с ним надо бороться.

– Вот, нам здесь указывают на наивность ваших речей, потому что страна уже видела и сталинские репрессии, и путинские репрессии, и Ходорковского, и Пусси Райот, и никого это не потрясло.

– А то, что атрофия, я бы сказал, гуманизма и человечности у нас есть, это правда. Это так нас воспитывали долгие годы. Только я считаю, что страна, которая не способна к состраданию, а радуется, когда горе есть у других людей – у этой страны будущего нет никакого. Слава богу, что все больше и больше людей говорят о том, что надо помогать, говорят, что «один за всех, все за одного», что слово «солидарность» перестало быть только названием нашего движения, но еще и стало каким-то таким вполне осязаемым, да?
Ну, я пример приведу: когда, например, закрывали Радио Свобода и вас выгоняли, огромное количество людей, действительно, выразили поддержку журналистам и до сих пор это делают. Это совсем не значит, что можно решить вопрос, но, наверное, вы, Михаил, можете просто подтвердить это, что очень многие люди, даже которые вас близко и не знали, все равно как-то вам морально…

– Мы очень благодарны за моральную поддержку, это замечательно.

– Ну, тоже самое, ну, вот, смотрите, когда нас задерживают или арестовывают, и так далее, большое количество людей нас поддерживает. Это все очень важно, вот эта солидарность, эта общность нормальных, приличных людей – она очень важна. Вообще, вы знаете, у нас в России сейчас за этот год еще произошла поляризация: есть силы добра и есть силы зла, это вообще не политика. Мне кажется, что воплощением зла, подлости, лжи является власть, а воплощением добра являются, вот, те граждане, которые борются за свою страну.

– Ну, вы не идеализируете?

– Не-не-не, вот, ровно так.

– У всех есть свои недостатки и достоинства, Борис.

– Не-не, не-не, нет, еще раз.

– Во власти, наверное, есть приличные люди. Вы же не со всеми перестали здороваться?

– Еще раз, я… Не в этом дело, дело в том, что власть узурпирована одним человеком. Если ты работаешь в этой системе, и ты хороший человек – то ты должен превратиться в дерьмо, чтобы там продолжать работать.

– Все превратились в дерьмо?

– А там иначе просто нельзя выжить!

– Но вот у вас есть приятельница, Мария Гайдар, она пошла на работу в московскую мэрию. Она превратилась в это, или нет?

– Она либо сидит и помалкивает – Мария Гайдар – либо сидит и помалкивает, либо она активно становится дерьмом, вот вся история, это закон жанра.

– Это ваш прогноз?

– Это не мой прогноз, а это закон системы. В системе человек, который не согласен, не может выжить.

– А вот Алексей Кудрин вышел из системы.

– Правильно! У него есть…

– Отряхнулся и пошел?

– Не, у него есть…

– И вы с ним здороваетесь.

– Я с ним здороваюсь. Я считаю, что он совершил нормальный поступок. Молодец.

– Да просто поссорился с премьер-министром из-за ерунды.

– Да при чем здесь… Я не знаю, поссорился, не поссорился, но, по крайней мере, он не связан… Он, конечно, там в длинную связан с Путиным в личном плане, но он с этой подлой системой, конечно, не связан так, как раньше, это очевидно. Это дает ему гораздо больше возможность для маневра. И, кстати то, что они, например, его «Фонд гражданских инициатив» жестко заявили позицию против закона подлецов, так же, как и по приговору Pussy Riot, и так далее, и тому подобное, говорит о том, что, в принципе, люди, которые от негодяев отдалились, они могут стать нормальными людьми.

– Скажите, а вот Дмитрий Медведев, который тоже, в общем, не высказал большого удовольствия от этого закона против сирот, он сможет стать таким вот приличным человеком, если он возьмет сейчас, подаст в отставку и скажет: «А теперь я буду вместе с оппозицией, критиковать власть».

– Вы знаете, Дмитрий Медведев имел уникальные шансы показать, что он мужчина, и что он президент. Он не сделал ни того, ни другого, хотя у него было 4 года.

– А что он должен был сделать?

– Он должен был отправить в отставку Путина. Всего-то, одну вещь.

– А он, наверное, ему слово дал.

– Я не знаю, что он ему дал, он президент по конституции российской, первое, что он должен был сделать – он должен отправить в отставку Путина и его правительство. И провести, секунду, нормальные выборы.

– И вы в это верили?

– Что значит «верю», вы говорите: «Может ли Медведев…»

– Я сказал, «ли», «верили».

– Михаил, секундочку.

– Были же люди, которые верили.

– Вы говорите: «Может ли президент стать нормальным человеком». Я говорю: «Нет, не может».

– Он уже не президент.

– Я говорю, ну, он не может стать, у него был шанс 4 года им стать – он не стал. Какие основания думать, что он сейчас должен им стать?! Я считаю, что их нет.

– Так, вот то, о чем я ничего не знаю, Этери спрашивает: «Слишком много критики профессионалов относительно нового проекта оппозиции «Календарь со смелыми женщинами». Понравился ли Борису Ефимовичу такой календарь со смелыми женщинами?»

– Какой календарь? А я не видел.

– И я не видел.

– Покажите.

– Жалко. Нету.

– А кто там?

– Не знаю, не знаю, девушки какие-то.

– Ну, не видел я этот календарь. А это кто написал?

– Этери Набуловская.

– Я не знаю этот календарь, честно говоря. Может, мне кто-нибудь подарит – я скажу, понравился или нет.

– Хорошо.

– Ну, то что у нас в оппозиционном движении много смелых женщин (одна Романова только чего стоит) – это совершенно точно.

– Да, она людей спасает.

Что у нас с результатами опроса, все-таки, куда люди хотят идти – на митинги или на выборы?

82%, Борис, считают, что надо идти на митинги.

– Нет, а можно спросить про 13-е число, а? Вот, у меня есть предложение. А можно сформулировать вопрос яснее, четче и практичней?

– Так, давайте.

– Вот, 13 января в Старый Новый год мы хотим провести марш против подлецов. У меня вопрос: готовы люди, вот, зрители Online TV, готовы люди пойти на этот марш? Это будет воскресенье.

– Значит, готовы ли вы пойти 13 января на марш против закона подлецов.

– Нет, не-не, там два лозунга. За роспуск Госдумы и за отмену «закона подлецов».

– Но, к сожалению, эфир-то подходит к концу, поэтому мы не получим этого ответа.

– Не успеем?

– Но я думаю, что мы можем попросить написать на сайт просто-напросто.

– Нет, нет, давайте попросим. Это для меня предельно важно и это не хэппенинг и не праздный вопрос. Вот, я говорю: у меня на блоге 16 тыс. записалось, да? Но, все-таки, понятно, что если выйдет мало людей, то для власти это будет сигнал, что они съедят и не такое.

– Я вам гарантирую, что выйдет мало.

– А почему вы так думаете? А вы пойдете?

– Я? В качестве наблюдателя.

– Нет, неважно в качестве кого, просто вы, ваша жена – пойдет?

– За жену я не могу решать, она сама решит.

– Нет, вот за роспуск Думы и за отмену закона подлецов, вот вы и ваша жена, как люди – не как журналисты, а как люди просто обычные – вы готовы пойти, лично вы?

– Борис, вы меня ставите в неудобное положение.

– Почему?

– Я должен с вас спрашивать.

– Нет. У нас свободная беседа, слава богу, мы без цензуры здесь. Вот, еще раз, вы пойдете?

– Я как журналист пойду на это событие.

– А как гражданин не готов?

– А как гражданин я подумаю. Я подумаю.

– А мне кажется, что это очень правильно…

– Мне хочется знать, в какой компании я пойду, с кем, что это за люди будут. Вот, когда я получу полную информацию. И куда я пойду очень важно.

– Кстати, я хочу сказать, Михаил, я хочу сказать – это удивительная акция, она не проводится никакой партией, она не проводится Координационным советом, это инициатива, это акция гражданских активистов. Они создали группу в фейсбуке, там уже, можете ее найти – «Марш за роспуск Думы, за отмену закона подлецов» – на этой странице уже полторы тыс. человек записалось, это инициатива снизу. Почему у меня энтузиазма больше, чем у вас (потому что я тоже вначале со скепсисом к этом отнесся) – но когда я увидел, какое количество людей, вот, просто на это откликнулось, и когда я увидел вот это садистское поведение режима – я понял, что, в общем, это тема, которую мы обязаны… обязаны просто действовать! И ни в коем случае не должны спускать…

– Андрей Илларионов боится, что будут провокации, вот именно 13 числа, то, что не получилось в декабре – получится сейчас.

– Ну, дальше-то что?

– Боится!

– Во-первых, провокации есть всегда, угроза провокаций есть всегда. 6 мая, например, было очень много провокаций, да? Это мы тоже знаем отлично. Ну, и что дальше? Сидеть дома?

– Ну, не разрешат вам. Или разрешат в том месте, которое будет неудобно, или повторится то, что было 6 мая.

– Я уже объяснил, у нас позиция такая: поскольку приходит огромное количество женщин на эту акцию, в том числе, и женщин, которые раньше в политике и в каких-то гражданских акциях не участвовали, безопасность – приоритет номер один. Это значит, что наши переговорщики в мэрии, завтра будет подана заявка, наши переговорщики в мэрии должны вести дело к тому, чтобы все было согласовано и обеспечена безопасность. По крайней мере, это моя позиция, и ее поддерживает большинство людей.

– Ну что ж, давайте теперь, все-таки, к концу поскольку идет эфир, поговорим чуть-чуть о прогнозах, все-таки, а дальше-то что будет? Вот, хорошо, вы сводили людей на марш, выборы только осенью какие-то будут региональные, а что будет в середине, между маршем и выборами? Что год грядущий нам и вам готовит?

– Я считаю, что Путин попытается пересажать оппозицию в тюрьму.

– Хорошенькая перспектива.

– И я считаю, что к великому… Да, это будет годом испытаний для всех нас, и я считаю, что главная задача – это борьба против репрессий и за освобождение политзаключенных. Вот, собственно… Это главный будет такой вот мейнстрим надвигающегося неотвратимо нового года.

– А где же конструктив?

– Я вам говорю про… Вы меня про прогнозы спросили, а не про конструктив. Я считаю, что борьба за освобождение наших товарищей – это очень даже и гуманно, и содержательно, и конструктивно.
Дальше, я думаю, что гражданская активность не будет уничтожена, хотя он попытается это сделать – всех закатать под асфальт. Возможно, появятся еще новые активисты, новые лидеры, которые будут себя проявлять. Я убежден, что выборы губернатора Московской области и выборы мэра Екатеринбурга станут центральными событиями этого электорального цикла. Я надеюсь, что нам удастся скоординировать усилия оппозиции и выдвинуть единого кандидата на этих выборах. Я думаю, что просветительская работа будет продолжена и я сам, лично, тут принес не полное собрание сочинений, но много книжек по просьбе Михаила, я надеюсь на следующий год написать книгу «Зимняя Олимпиада в субтропиках» про воровство денег при подготовке к сочинской Олимпиаде. Это, кстати, афера, которая не имеет прецедентов ни в стране, ни в мире. Значит, они истратили на Олимпиаду зимнюю по моим оценкам 1 трлн 400 млрд рублей – это дороже, чем все зимние Олимпиады за всю историю человечества, вместе взятые, я подчеркиваю. Это дороги можно было делать из золота, либо из черной икры вымащивать, это мосты вдоль рек, это грабеж, огромный грабеж российского бюджета, это смытый, там, порт морской, да, это строительство ледовых дворцов на болотах, которые будут разрушаться и которые потом не будут использоваться, это использование мощнейших энергетических установок одноразового… один раз, это руины после Олимпиады – это преступление, такое крупномасштабное, государственное преступление, и я думаю, что книжка на эту тему… Кстати, Путин засекретил все данные про подготовку к сочинской Олимпиаде, вы ничего, кроме рекламы не найдете. Это абсолютно секретная вот такая история, которая, правда, обошлась нам с вами больше, чем в 1 трлн рублей. Я, кстати, хочу сказать, что зимние Олимпиады гораздо дешевле летних. Вот, зимняя Олимпиада в Сочи гораздо дороже, чем пекинская, гораздо дороже, чем пекинская.

– Борис, есть, знаете, среди оппозиционеров, я уже слышал такой лозунг, что надо призывать к бойкоту Олимпиады, если будут продолжаться репрессии и будут такие вот действия власти, как с законом о сиротах.

– Да, я слышал про это. Я думаю, что среди оппозиционеров эта идея будет все более и более популярной. Тут надо просто понимать, что спортсмены не виноваты. Спортсмены не виноваты, что Олимпиаду проводит <нет звука 1:07:16>, и за счет грабежа бюджета, и так далее, и тому подобное, пытается… Спортсмены не виноваты, поэтому здесь довольно сложное у людей отношение, и у меня у самого. Кроме того, еще в Сочи родился, вот, не надо забывать, и как-то выступать против… Я понимаю, что это варварски, это уничтоженная экология Сочи, это уничтоженная Имеретинская низменность, это, я еще раз говорю, все неиспользуемые объекты после того, как Олимпиада закончится, это преступление. Но спортсмены-то почему должны страдать, я не понимаю?

– Ну, последнее, что ж, финал. Новогоднее пожелание от Бориса Немцова российским гражданам. Я думаю, что вы имели полную возможность…

– Да, тут, бокалы с шампанским у вас будут?

– Шампанского нет, а пожелание, наверное, у вас есть.

– Пожелание у меня, чтоб… Во-первых, чтоб все были на свободе, во-вторых, чтобы все были бодры и энергичны, в-третьих, чтоб много не пили за эти длинные праздники, потому что потом будет печень отваливаться.

– Никто на марш на ваш не выйдет.

– Да, и кстати, давайте, берегите себя, нам надо, чтобы все были здоровы, особенно приличные люди. Я так скажу: вот, негодяи и подонки пусть бухают, это мне все равно, пусть колются, пусть нюхают, чего угодно пусть делают. Приличные люди должны следить за собой, своим здоровьем, любить своих близких, любить детей, ну, и вообще быть энергичными и бодрыми. Мы нашу родину никому, этим подлецам отдавать не должны. С Новым Годом!

– Спасибо. Борис Немцов, сопредседатель Партии народной свободы был в эфире Online TV, в программе «Есть такая тема», и вел эту передачу сегодня Михаил Соколов, всего вам доброго.

Источник: «Есть такая тема», Online TV
28.12.2012
Расшифровка — Алена Голубева


ВИДЕОАРХИВ БОРИСА НЕМЦОВА

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.