1999 год. Доклад Бориса Немцова на I Съезде движения «Россия Молодая»

21.05.2018
История. Деятельность Бориса Немцова. Съезд движения «Россия Молодая». Выступление

Продолжаем рассказывать о создании Борисом Немцовым движения «Россия молодая». И снова о ее первом учредительном съезде 15-16 мая 1999 года.
Доклад Бориса Немцова на I Съезде движения «Россия Молодая»
Начало здесь, продолжение здесь, здесь и здесь

Персональный сайт Бориса Немцова
Доклад Бориса Немцова на I Съезде движения «Россия Молодая»
15-16 мая 1999 года

Дорогие друзья, соратники, единомышленники!
Разрешите поздравить вас с открытием 1 Съезда движения «Россия Молодая».

Это действительно огромное событие для всех нас и лично для меня. Дело в том, что до этого я ни в каких партиях не состоял и многие из вас — тоже, быть может, справедливо считая партийную работу скучным, бессмысленным занятием. Однако события 17 августа показали, что, если не произойдет объединения всех здоровых, прогрессивных и патриотических сил в стране, то вряд ли нам удастся создать процветающее государство и спокойно в нем жить.

Что же мы имеем на сегодняшний день? Как это ни печально, на сегодняшний день у нас консолидировано зло. У нас фашисты объединены, и у них железная дисциплина. У нас все коммунисты объединены и идут в едином строю. У нас не по дням, а по часам объединяются бюрократы, желая захватить власть, в том числе и на федеральном уровне. Это наглядно демонстрируют политические процессы, происходящие в связи с надвигающимися парламентскими выборами.

Люди, ратующие за свободу и процветание великой страны, разобщены и пассивны. Россия, к великому сожалению, наполовину оказалась в руках «красно-коричневых». Но, к счастью, после 17 августа многие из вас поняли, что без их личного участия в общественной жизни нельзя изменить ситуацию к лучшему. Начало объединения было положено в декабре, когда наша организация «Россия Молодая» была зарегистрирована в Министерстве юстиции. Тогда же мы приняли решение что, поскольку наша организация молодая, и многие из нас — новички в политике, то было бы слишком легкомысленным идти на парламентские выборы в одиночку. Мы решили участвовать в них в составе коалиции «Правое дело».

В то время скептики предрекали, что коалиция долго не просуществует. Через месяц-другой все демократы передерутся из-за мест в списках, и в результате повторится то, что произошло в 1995 году. Однако эти прогнозы оказались ошибочными. Мы не наступаем дважды на одни и те же грабли. В то же время, надо иметь в виду, что это — только начало объединения. «Россия Молодая — не сектантская организация. Мы открыты к сотрудничеству и считаем, что все те силы, которые выступают против экстремизма, против фашизма, против коммунизма и, вообще, против идиотизма и маразма — все они должны объединиться. Это — серьезная и важная задача.

К сожалению, сегодня деструктивные силы очень активны и пытаются дестабилизировать политическую ситуацию. Страна превращена в клокочущий котел, в котором между собой выясняют отношения различные политические группы. Именно Коммунистическая партия затеяла импичмент, заранее зная, что это — безнадежное дело (и, насколько мне известно, за это коммунисты выпивали, несмотря на безнадежность). Тем не менее, их поведение вполне предсказуемо и логично. Дестабилизируя обстановку, коммунисты понимают, что в результате в стране будет еще больше бедных, а значит, увеличится число их избирателей. Известно, что основную часть электората КПРФ составляют люди с низкими доходами, и поэтому, чем хуже ситуация в стране, тем больше шансов у коммунистов прорваться на парламентских выборах. Да и на президентских тоже.

Надо иметь в виду и другое: иногда «левые» достаточно коварны. Недавняя отставка Примакова произошла именно из-за их поведения, ибо они отлично знали о том, как действует Президент в ситуации давления. Они фактически оказали Примакову «медвежью услугу», затеяв процедуру импичмента. Я абсолютно уверен в том, что Примаков пал жертвой этой процедуры.

Но мы должны извлечь из этого еще один урок. На самом деле и Кириенко, и Примаков были обречены на отставку. Кириенко не имел достаточной поддержки в Думе, и не существовало общественных и гражданских организаций, которые выступили бы в его защиту. Что касается Примакова, то он сделал ставку на людей из прошлого. В первую очередь — на левокоммунистическое большинство Думы, и, кроме этого, окружил себя фактически советниками Михаила Сергеевича Горбачева. Тот же Маслюков возглавлял Госплан при Горбачеве. Геращенко возглавлял ЦБ СССР, опять же, при Горбачеве и, кстати, довел до банкротства Внешэкономбанк и Советский Союз. Если вспомнить Кулика — а его мы забыть не можем, поскольку он постоянно унижает нашу страну тем, что просит у Соединенных Штатов гуманитарную помощь — он возглавлял при Горбачеве Министерство сельского хозяйства СССР.
Таким образом, опора на силы прошлого, по существу, предопределила политическую судьбу Примакова. Он был обречен.

Исходя из всего этого, главный урок для нас заключается в следующем: если ты не хочешь быть выброшен за ворота политической и общественной жизни, надо иметь сторонников, иметь поддержку. Надо поддерживать и защищать друг друга. Мы должны быть вместе.

Далее. Результатом процесса по импичменту стало начавшееся формирование нового правительства. Говорить о перспективах правительства Степашина очень сложно. Сейчас главная задача для него — пройти согласование в Думе. Я думаю, что это ему удастся сделать. Хотя бы потому, что левое большинство боится потерять свои теплые кресла, боится потерять свой предвыборный штаб, в который они превратили Государственную Думу. Спасая себя, спасая свои привилегии, они, по всей видимости, проголосуют за Степашина, с тем, чтобы использовать свое уникальное положение для предстоящих выборов. Но для нас главное — каким будет правительство. Я убежден, что мы просто обязаны будем поддержать Степашина и его правительство, при условии, что оно будет нацелено на деятельные и результативные социально-экономические преобразования. Если в состав правительства войдут грамотные, компетентные и профессиональные люди, то мы поддержим это правительство. Но если оно будет аморфным, малодеятельным, слишком компромиссным, тогда ни о какой поддержке речи быть не может.

Я знаю Сергея Владимировича Степашина десять лет. Мы вместе работали и на Съезде народных депутатов России, и в правительстве. И, когда он возглавлял силовые ведомства, а я был губернатором, мы также довольно часто общались. Могу сказать, что, несмотря на то, что он работал в силовых ведомствах, это человек достаточно прогрессивных взглядов, хотя назвать его очень радикальным нельзя. Впрочем, для нашей страны на сегодняшний момент это хорошо. Таким образом, есть определенный оптимизм, что в связи с приходом Сергея Степашина, у нас появится более энергичное и дееспособное правительство, и мы быстрее выберемся из кризиса.

Теперь я хотел бы сказать несколько слов о нашей программе и наших задачах. Начну с программы. Нас не может устраивать ситуация, когда более пятидесяти миллионов наших соотечественников живут за чертой бедности. Нас не может устраивать ситуация, когда львиная доля и коммерческих, и бюджетных денег сосредоточена в одном городе. Причем сосредоточена не потому, что там люди в десять раз лучше работают, и не потому, что там находятся основные производства и основной бизнес, а потому, что там находятся офисы крупнейших российских компаний, и там сосредоточен основной банковский капитал.

Мы не можем с этим согласиться. Мы не можем согласиться и с тем, что люди, которые при советской власти управляли нашими предприятиями и, вообще, страной, и поныне находятся «у штурвала». Причем зачастую поведение этих людей напоминает поведение оккупантов. Высасываются деньги из предприятий, вывозятся капиталы за рубеж, рабочие не получают зарплату, а бюджет — налоги. Для нас совершенно очевидно, что рыночная экономика в чистом виде не может служить панацеей от всех бед.

В 1991 году, когда всем стало ясно, что «социализм по-советски» умер (а это случилось после августовского путча), перед Россией открылись два рыночных пути.

Первый путь, ныне имеющий название «номенклатурно-бюрократический капитализм» состоял в том, что большая часть собственности, финансов, административной власти принадлежит коррумпированной бюрократии и приближенному к ней крупному бизнесу. При этом большинство населения нищает, в стране вводятся элементы цензуры, существуют все предпосылки для установления авторитарно-диктаторского режима, дабы недовольство большинства населения можно было каким-то образом сдержать.

Второй путь — социально-ориентированная рыночная экономика, или «народный капитализм». Это путь, на котором главный упор делается на развитие малого и среднего предпринимательства, на формирование среднего класса. Власть находится под контролем общества, в стране действуют независимые СМИ, чиновники боятся разоблачений, и поэтому стараются поменьше воровать. Компактный госаппарат находится под контролем общества.

Сторонниками первого пути выступают российские коммунисты и Дума, неоднократно защищавшая «сверх богатых» от «сверх бедных». Например, когда в 19997 году российское Правительство пыталось собирать налоги с олигархических группировок, в первую очередь — с монополии Газпром, то первыми, кто встал на защиту богатой российской компании, были коммунисты. Так же они защищают все иные монополии, когда мы пытаемся навести там порядок. Когда мы пытаемся сделать так, чтобы тарифы на их услуги были под контролем общества. Или проверять, сколько оффшорных компаний находится за рубежом, и сколько валюты утекает за границу.

Кроме того, сторонником первого пути (по очевидным причинам) был и многолетний премьер-министр России Виктор Степанович Черномырдин, считавший, что будущее страны нужно связывать исключительно с крупными компаниями, в частности, с Газпромом. Еще один сторонник первого пути, возможно, лишь с большим бюрократическим оттенком — Юрий Михайлович Лужков. Он считает, что в стране должна господствовать бюрократия, и именно она спасет Россию.

Сторонниками второго пути, безусловно, выступает «Россия Молодая» и многие участники коалиции «Правое дело», а также «Яблоко» и ряд других движений.

Я должен сказать, что сторонники второго пути были у власти очень непродолжительное время. Если говорить, например, о Гайдаре, то он был у власти всего лишь один год — с конца 1991 по конец 1992 года. А если говорить о нас, то мы находились в Правительстве на протяжении всего лишь полутора лет. Притом, что Российский Парламент, который находился все это время под контролем сил, ратующих за олигархический капитализм, постоянно вставлял палки в колеса. Таким образом, нынешняя система и нынешнее экономическое устройство страны, на руку тем, кто хочет, чтобы Россия пошла по азиатскому пути. Нас это не устраивает, и мы выступаем за иной. Европейский путь развития страны, с учетом исторических и культурных особенностей нашей страны.

Теперь я хотел бы в тезисном виде перечислить основные направления нашей программы, кратко их сформулировать в виде двенадцати тезисов. Это, конечно, много, трудно запомнить, но, тем не менее, каждый из них мне представляется очень важным. Если мы хотим, чтобы людям платили заработную плату, предприятия платили налоги, чиновники не воровали и не вели себя, как слон в посудной лавке, то нам просто необходим массовый прилив новых управленцев, как во власть, так и в бизнес.

12 тезисов

1.Поэтому для нас тезис «О кадровом управлении Россией» является самым приоритетным. Мы считаем это крайне важным для нашей страны.

2.Второе. Мы хотим, чтобы молодые и не очень молодые люди после того, как получили образование, имели работу и не боялись, что завтра они будут выброшены за ворота предприятий. Мы считаем, что реальное создание рабочих мест, что реальное повышение доходов людей возможно, только если малый и средний бизнес станет не придатком, а основой российской экономики. Об этом говорят очень мало до тех пор, пока не будет ясно, что, если в России производится менее пятидесяти процентов валового внутреннего продукта в малом бизнесе, то в России всегда будут потрясения. Пока наша политическая элита этого не поймет, у нас буде большое количество проблем. Таким образом, для нас развитие малого и среднего бизнеса абсолютно приоритетно.

3.Далее. Если мы не хотим, чтобы предприятия оказывались буквально в судорогах неплатежей, то нам необходима либеральная налоговая реформа. То есть мы выступаем за то, чтобы огромное количество абсолютно неэффективных налогов, которые, кстати, еще никто и не платит, было заменено всего на пять налогов. Чтобы подоходный налог с граждан, даже для сверх богатых, был на разумном уровне — около 20 процентов. Чтобы предприятиям было выгодно платить налоги в России, а не укрывать их. Тем самым, подвергая руководство предприятия и самих работников неоправданному риску уголовного преследования.

4.Далее: четвертое. Мы не хотим, чтобы монополии жирели, и компании страдали от их произвола. Мы считаем необходимым установление над всеми монополиями страны, естественными и неестественными, общественного контроля, в первую очередь, со стороны потребителей.

Недавно в Санкт-Петербурге была зловещая эпопея с бензином. В стране везде есть бензин, никаких проблем с его поставками нет, цены везде более-менее стабильны, и только в Санкт-Петербурге вдруг бензин исчез, появились очереди, а потом неожиданно цены на бензин увеличились в два раза. Что это? Это как раз действие монополии против народа — в чистом виде. Я убежден, что, если бы в Санкт-Петербурге поставки бензина и топлива в целом осуществлялись не одной компанией, а хотя бы тремя, то этого бы не было. Не было бы такого роста цен, ажиотажа и напряжения в обществе. Но это — только единственный пример, есть еще масса примеров.

Я могу привести другой пример, который мне, может быть, ближе. Самая крупная российская компания — Газпром, которой почему-то отдали все народные богатства. Даром. Просто все — одному человеку. Сказали — распоряжайся. А это, между прочим, 40 процентов мировых запасов газа. Так вот — эта компания нагло и цинично не платит в российский бюджет налоги. Просто не платит — и все. При этом активно участвует в предвыборной борьбе, будет покупать депутатов в Государственную Думу, и заплатит за это большие деньги. Она может себе позволить возрождать церкви и храмы, потому что ежемесячно она не платит в российский бюджет по закону — двести пятьдесят миллионов долларов.

Вот сейчас Международный Валютный Фонд заставляет увеличить акцизы на бензин в несколько раз. То же самое предлагается сделать в отношении водки. У меня другое предложение: не надо ничего этого увеличивать. Нужно элементарно заставить компании платить налоги! Это и есть государственное участие в экономике. Не выдавать лицензии через каждые три месяца и не направлять проверки на малые и средние предприятия, а — заставить крупные монополии платить налоги. Сразу и армия будет нормально финансироваться, сразу МВД будет заниматься делом, будут раскрываться заказные убийства. Будет порядок в стране! Почему-то мы их щадим, хотя они — сверхбогатые. И это — как раз импотенция власти.

5.Мы считаем (это пятый пункт), что для того, чтобы цены снижались, для того, чтобы коррупция перестала быть национальным бедствием, нужно отменить все привилегии и создать условия для равной и честной конкуренции. Эта ключевая тема особенно видна в тех регионах, где сильна чиновничья бюрократия и власть, и где есть так называемые приближенные к начальникам компании, которые не и на пушечный выстрел подпускают энергичных людей, готовых работать в бизнесе.

6.Если мы не хотим, чтобы преступный мир прошел в Государственную Думу, если мы не хотим, чтобы основными приоритетами среди губернаторов были коррупция и чванство, то мы должны бороться за то, чтобы отменить неприкосновенность депутатов Государственной Думы и губернаторов. Если они своровали — они должны сидеть. И никакого иммунитета у них не должно быть.

7.Седьмой пункт. Мы считаем, что для того, чтобы Россия не распалась на княжества, для того, чтобы региональные начальники не чувствовали себя «удельными князьями», чтобы они соблюдали законы Конституции, мы ратуем за то, чтобы был принят закон об отстранении губернаторов от управления губерниями, если они нарушают законы. Причем для того, чтобы не было политического произвола, чтобы не было сведения счетов, мы считаем, что процедура отстранения, то есть импичмент для губернаторов (сейчас это — самое популярное слово), должен проходить через судебное разбирательство в Верховном суде. Причем инициаторами этого разбирательства могут быть как, например, Правительство и Президент, так и депутаты соответственных законодательных собраний.
Мне представляется, что, как только такая норма будет введена, как только будет принят такой закон, так сразу же произвола и беспредела, как, например, перекрытие границ, как происходит в Краснодарском крае, или введения абсолютно незаконных ограничений на торговлю, как происходит практически во всех регионах России, не будет. С этим будет покончено буквально в одночасье. Потому что очень многие региональные лидеры до сих пор считают, что, раз их избрал народ, то снять их уже не может никто и никогда. В этом смысле они оказались даже более защищенными, чем сам Президент. Потому что, если в отношении Президента существует, хоть и сложная, но — процедура отрешения от власти, то в отношении губернаторов нет вообще ничего подобного, и их власть, в этом смысле, абсолютно безгранична.

8.Мы — демократическая организация. Мы категорически против введения цензуры, причем независимо от того, под каким бы «соусам» эта цензура не вводилась. То ли это —- советы по нравственности, то ли — советы по наблюдения за советами по нравственности — это не имеет никакого значения. Мы считаем, что единственная возможность народу узнать правду — это дать возможность прессе независимо и нелицеприятно для властей излагать собственную позицию.

9.Мы — за народовластие, мы — за демократию. Мы — за прямые выборы, хотя сейчас предпринимаются довольно отчаянные попытки отменить и прямые выборы Президента, и отменить прямые выборы на уровне муниципалитетов.

10.Мы выступаем за сильную армию, считая, что сильная армия — это основа безопасности нашей страны. Особенно очевидно это стало во время войны в Чечне, особенно ясно это стало сейчас, когда идет эскалация агрессии в Югославии. Мы считаем, что армия может быть сильной только тогда, когда она будет профессиональной. Поэтому мы выступаем за профессиональную армию, считая, что любительская армия сильной быть не может.

11.Далее. Мы — организация молодая, и по возрасту, и по духу. Мы считаем, что для нас безусловным приоритетом должны стать молодежные программы. Но не абстрактные молодежные программы комсомольского типа, о которых многие годы лицемерно говорили, а программы, направленные на реализацию всего трех задач. А именно: получение образования, занятости, жилья. Нам представляется, что, если наше движение «Россия Молодая» выработает по этим трем направлениям абсолютно конкретные рекомендации и нормативные акты, то молодые люди, которые не верят в возможности политических организаций, придут к нам и нас поддержат.

12.Мы выступаем за компактность государственного аппарата. Мы понимаем, что коррупция, бездеятельность, волокита и так далее наступают потому, что, во-первых, чиновников слишком много, во-вторых, они получают слишком маленькую зарплату, и поэтому даже потенциально честные берут взятки. Поэтому мы — за то, чтобы государственная машина была небольшой, но оплата труда чиновников была достойной. Нам представляется, что это — один из способов борьбы с коррупцией.

 

Для того, чтобы осуществить эти двенадцать целей — а я назвал их ровно двенадцать — нужна политическая воля. Я убежден, что «Россия Молодая» такой политической волей обладает. Политическая воля должна быть и на уровне Кремля, на уровне Президента, должна быть и на уровне правительства, Государственной Думы, а также — на уровне губерний, городов и поселков нашей страны. Я убежден, что, обладая этой политической волей, мы сделаем все, чтобы осуществить те программные положения, о которых я говорил, и которые изложены в предложенных вам документах.

Теперь — какие задачи стоят перед нами?

Первая, ключевая задача, над которой мы должны работать вместе и дружно — это сформировать энергичную, дееспособную, честную, порядочную Государственную Думу. Задача состоит в том, чтобы не менее 150 депутатов в Государственной думе были нашими единомышленниками. Не обязательно представителями «России Молодой», но — единомышленниками. Я убежден, что эта задача нам под силу, если мы будем энергично работать вместе, если не будем выяснять отношения друг с другом, как это, к сожалению, иногда бывает, если мы будем открыты для сотрудничества с другими партиями и организациями.

Вторая задача. Политическую волю невозможно реализовать в России без президентской власти. К сожалению или к счастью, но — такова наша российская действительность. Поэтому мы должны сделать все, чтобы выдвинуть единого демократического кандидата на президентских выборах 2000 года и — готовиться к выборам Президента 2004 года. Потому что, если в 2000 году шансы тех, кто входит в «клуб тех, кому за шестьдесят», еще велики, то их же шансы в 2004 году ничтожно малы. Поэтому уже сейчас мы должны начать подготовку не только к выборам 2000, но и к выборам 2004 года. Я убежден, что наша молодая организация должна стать консолидирующим началом коалиции «Правое дело». Мне известно, что во многих регионах возникают проблемы на этот счет — их надо снять.

Надо идти на компромиссы во имя тех целей, о которых мы сегодня говорили. Есть амбиции, может быть, есть какие-то личные противоречия, но это — ерунда по сравнению с той целью, которую мы перед собой ставим. А мы перед собой ставим цель — создание свободной, демократической, процветающей, умной, спокойной, энергичной России. Я убежден, что наше дело — правое, и, рано или поздно, но победа будет за нами!

Спасибо.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.