Борис Немцов: «Угроза фашизма есть!»

27.09.2018
История. Игорь Свинаренко вспоминает…
Фрагменты из разных интервью с Борисом Немцовым

MayDay
ОКОЛОКРЕМЛЯ: Что убили вместе с Немцовым
Автор Игорь Свинаренко
5 марта 2018 года

Часть третья Часть первая Часть вторая

Любопытно освежить в памяти высказывания Немцова тех времен, когда он был освобожденным партийным работником…

 

НУ ЧТО, ПЕРЕСЕЛИ НА “ВОЛГИ”?

— Борис! Хочу тебе сказать комплимент. Ты знаешь, я с иномарки пересел на отечественную машину. Вот, типа откликнулся на твой патриотический призыв. Теперь ты на “Волге”, а я на “Ниве”. Хотя злые языки клевещут, что ты якобы на иномарке рассекаешь, – на Audi…
— На Audi? Клевета! Должен сказать, что я езжу на российской машине.

— На “Волге”?
— Нет… На BMW. Но эта BMW собрана в Калининграде российскими рабочими. Ну, там мало чего есть российского – но по формальным признакам это наша машина, отечественная…

— Гм… Вот оно, значит, как…
— Что касается моего предложения насчет отечественных машин, так оно, как ни странно, почти полностью реализовано, – 80 процентов нашего чиновничества ездит на русских машинах. Я, кстати, имел в виду только чиновников. Эта идея и сейчас мне кажется правильной. Это решило б проблему качества машин и качества российских дорог. Что ты на меня так смотришь? Я могу объяснить. Работая в правительстве, я мог влиять на выдачу мне машин. А здесь Дума… Она вроде независимая ветвь власти, но… Все что тут есть – столы, стулья, машины – все на балансе Кремля. (В этом – глубокий смысл самодержавия.) И этим всем распоряжается управделами Кремля тов. Кожин. Что он нам дает, на том мы и ездим. Единственное, чего мне удалось добиться, что формально моя машина – российская.

— Вот оно как выходит… Ты объяснил, вроде все правильно, логика есть, не подкопаешься. Но реальные результаты такие: ты меня сагитировал пересесть с иномарки на “Жигули”, а сам ездишь на BMW. В этом я вижу красивый образ русской политики. Очень красивый!
— Ты можешь в этом видеть любой образ…

— А ты еще наезжал на Путина, за то что он ездит на иномарке. И призывал сделать хоть одну хорошую русскую машину – для него лично. Это серьезный наезд!
— Серьезный. Долгие годы работы в Германии приучили его к немецким машинам, он никак не может от этого отвыкнуть. Насколько я знаю, Дерипаска, став владельцем Горьковского автозавода, даже захотел сделать для президента одну приличную машину. Почему-то не получилось. Но все-таки трудно себе представить, что Буш будет ездить на Mercedes, а Ширак – на Chrysler. Очень трудно! Тут по большому счету проблема национальной гордости… Вот в Индии почему-то премьер ездит на индийской машине, которая смахивает на «Москвич-407».

— Да, Парфенов в эфире объявил, что это единственный в мире случай, когда президент автопроизводящей страны ездит на иномарке.
— Борис Николаевич меня как-то спросил: “Ты чего такой грустный?” А что ж вы, отвечаю, собственный указ не выполняете насчет пересаживания с иномарок? Так он тогда позвонил Бородину и велел тому прислать «ЗИЛ». И действительно, он отправил Mercedes в президентский гараж и демонстративно ездил на ЗИЛе; какое-то время.

— Это ты про какого Бородина говоришь, – который в Кремле двери поставил по $12 000?
— Там один с такой фамилией. Про цену дверей рассказал в Лугано сам Беджет Покколи.

 

НАРЦИССИЗМ – ОБЫЧНОЕ ДЕЛО

— Борис! Ты если замечаешь, я с тобой не спорю. С тобой дискутировать вообще невозможно. Ты ведь высказываешься абсолютно по всем вопросам человеческой жизни – автопром, деторождение, Чечня, реформа армии, выборы, вопросы вероисповедания, заграничный опыт, партийное строительство… – да вообще все. Вот и сейчас передо мной у тебя было телевидение, и ты им навскидку вопросов 40-45 осветил. И я тебя хотел спросить – не тяжело тебе держать наготове мнение по любому вопросу? Или это у тебя такие импровизации? Тяжелый груз, а?

— Мельтешить не надо. Даже несмотря на то, что для политиков нарциссизм – это обычное дело. Это профессиональная особенность…

— Профессиональная деформация психики?
— Да.

— То есть ты как модель, только голова варит.
— …и надо иметь голову на плечах, чтоб понять, что вообще-то твоя точка зрения по всем без исключения вопросам – мало кому интересна. Высказываться по любому поводу – глупо и бессмысленно, это раздражает. Стараюсь этого не делать. Но, с другой стороны, мы же живые люди. Телеинтервью, свидетелем которого ты стал… Приехала журналистка, конкретный случай – она беременна.

— Надеюсь, ни от кого из присутствующих…
— Не знаю…

— В смысле – не знаешь точно?
— Не от меня – точно. Про тебя не знаю. Итак, журналистке плохо, у нее токсикоз, и она меня просит, просит как человека – прокомментировать ей разные вопросы.

— А есть вопросы, по которым ты не высказывался?
— Сейчас скажу (его невозможно сбить и даже перебить. – Прим. авт.) …тем не менее есть базовые вещи, – какой должна быть страна, каковы наши отношения с остальным миром, какое наше отношение к семье, к армии, к бизнесу… Ответов на эти вопросы ждут люди. Я состою в партии, за которую проголосовало 5 миллионов 677 тысяч 273 человека, – это партия, у которой есть социальная база. В этом смысле моя профессия состоит в том, чтоб по жизненно важным вопросам определять свою позицию и стараться ее доказательно донести. Остальное – шелуха. Мы требуем, чтобы в Чечне начали политический процесс. Зачем? Чтоб прекратить бойню! СПС сохраняет жизнь людям.

— Вот ты к десантникам ездил. Донес до них что-нибудь? Что спрашивали?
— Ничего не спрашивали. Это была встреча с глухонемыми. Начальник Генштаба дал им прямое указание – молчать и вообще не реагировать никак. “Здрасьте, товарищи десантники!” – а в ответ гробовая тишина. И тогда пошли на турник, где говорить не надо.

— Я видел по ТВ. Там вместо тебя дублер подтягивался?
— Обижаешь, Игорек. Я могу у тебя на глазах подтянуться! Газеты писали, что у десантников я 20 раз подтянулся. Так оно и было.

— Я помню твое самое остроумное политическое решение. Ты про это так рассказывал: «Когда я был губернатором, мне никто не платил налоги. В неформальных беседах бизнесмены признавались, что много платят рэкетирам и на налоги ничего не остается. Я затребовал у милиции прейскурант бандитских цен и утвердил его в качестве платежного документа. Был шок. Предприниматели стали платить налоги мне, а бандитам объясняли, что у них появилась новая крыша – «губернаторская». По просьбе бандитов прокуратура объявила, что мое решение незаконно». И чем эта история кончилась?

— Введением в России вмененного налога на индивидуальных предпринимателей. Такой закон приняли с нашей подачи. Не надо придумывать налоговую систему. Надо посмотреть, как и сколько люди в жизни платят. Это теперь в налоговом кодексе записано!

— Вот это я понимаю – политика!

 

ФАШИЗМ – УГРОЗА. А МОЖЕТ, МЕЧТА?

— Расскажи мне еще как политик про базовые ценности и главные проблемы. Так, вкратце.
— Вот ты знаешь, почему в стране низкий уровень жизни и мужики мрут? Потому что, в отличие от европейских стран, которые после войны стали строить цивилизованный капитализм, мы строили совковую систему. В совке культура пития была культовой, про это были фильмы и анекдоты. А стимула к самореализации – никакого. Но сейчас происходит удивительная вещь. Новое поколение по-другому относится к выпивке! И я тебя уверяю, что через пять-семь лет страна начнет следить за здоровьем, и продолжительность жизни вырастет…

Одна из важнейших проблем – иммиграция. Страна у нас огромная, а население падает! К 2050 году дай Бог чтоб осталось 85-90 миллионов. При том что страна и так пустынная, особенно Сибирь и Дальний Восток. В соседнем Китае – перенаселенность, а у нас работать некому… В общем, массовая иммиграция неизбежна. Пустим, не пустим – такой вопрос только у кагэбэшников может быть, а у остальных людей его нет. Вопрос вот в чем: какая это будет иммиграция, нелегальная или все-таки легальная – и чтоб она хоть как-то властью регулировалась?

Мы хотим, чтоб она была легальной. Причем иммиграцию можно обернуть в плюс, как это сделали американцы – мы можем повторить их успех! Это дает России уникальный шанс! Америка ничуть не более работоспособна, чем Россия. Она поднялась благодаря иммиграции. Надо в первую очередь привлекать в страну людей, которые работают в плюс, а не в минус. Можно ввести такой порядок: если ты инвестируешь в Россию $50 000, тут же получаешь российское гражданство. Сразу, без разговоров!

— Гм, остроумно… Но пока что иммиграция в основном нелегальная.
— Если она такой и останется, то ее трудно будет регулировать, – и в результате мы получим фашизм. Несмотря на всю фантастичность этого утверждения, угроза фашизма сейчас очень реальна.

— Я тут не согласен со словом “фантастичность”. Фашизм – пожалуй, для России самая реальная перспектива. Ты сам где-то приводил цифру, что в России только 20 процентов народа за демократический капитализм. Были цифры, что евреев не любит 48 процентов опрошенных. С чеченцами процент, думаю, еще выше. Скинхедов у нас никто не трогает. Большинство нашей публики – от рядовых ментов до губернаторов – категорически против так называемых “черных”. О многом говорит и очень выразительный термин “звери”; хотя “зверьки” – это, может, даже круче. Вот, говорят, нет национальной идеи. Мне кажется, русские пока просто немного стесняются признаться, что хотят фашизма. Их же приучили, что это неприлично… В СССР не было секса, джинсов и фашизма, а был – якобы – интернационализм. Но уж скоро люди начнут выражать свои мысли открыто. Вон немцы не дурней нас с тобой были в 1933 году…

Немцов по инерции продолжает спорить, наверно, он привык, что люди считают фашизм несерьезной вещью:

— Когда идея фашизма овладевает массами? Когда страна в глубокой экономической яме, когда толпы безработных хотят найти виноватого и находят его – еврея, например, или турка, или “черножопого”. Либо когда страну заселяют инородцы и занимают ключевые позиции. Как это сделали на Кубани армяне, – они там в торговле, в милиции, в налоговой инспекции… В силу того, что они более шустрые и друг другу помогают. Цены на нефть упадут – и кризис может начаться… А иммиграция уже есть. Значит угроза фашизма есть!

— Да уже и фашизм есть, осталось только его окончательно легализовать. Может, фашизм – это русская мечта?
— Нет, русская мечта другая – хорошо жить.

— Если б хотели, давно б так жили… Вот мы с тобой живем у русских, и, мне кажется, они нас не любят – ни евреев, ни хохлов.
— Послушай! Нам не нужна любовь народов друг к другу. Это совок. Нам нужно, чтобы люди друг друга терпели! Терпели! Так вот, фашизм – это когда терпение лопается. И хочется всех перестрелять. Критическая масса таких людей образуется тогда, когда много бедных и все вокруг заполонили инородцы.

— Вот мы с тобой и заполонили. Мы прекрасно себя чувствуем, а русские сидят где-то в Урюпинске без работы, без денег…
— Я понимаю, ты меня провоцируешь…

— Почему – провоцирую? Что хохлов и евреев не любят, это факт…
— Но мы здесь родились, мы здесь и подохнем. И культура, и язык, и обычаи, и любимые – это все у нас русское. Мы не являемся угрозой! Для русских. Они не реагируют на тех, с кем сотни лет живут рядом, – а реагируют они на внешние вызовы. Как, например, поток иммигрантов…

— Ну-ну…

Продолжение следует…
Материал нашла Tatiana
Спасибо огромное!

Фотография — Александр Барошин

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.