Диспут во Владимире. Россия завтра. Часть I

15.06.2019
История. Интервью с Борисом Немцовым.
Поездки по стране. Владимир
16 августа 2012 года

16 августа 2012 года во Владимире прошел диспут между лидером либеральной оппозиции Борисом Немцовым и владимирскими комсомольцами.

Тема диспута:
«Лихие 90-е. Стабилизец Нулевых. Что завтра?»

Сопредседатель движения «Солидарность» и активный участник митингов протеста Борис Немцов в диалоге с владимирскими комсомольцами рассказал своё видение развития страны и поспорил с левыми оппозиционерами.Сказать своё слово – главная цель этого визита. О некогда дарованных реформаторами 90-ых правах и свободах в России мы, мягко говоря, подзабыли. Потому такие встречи для одного из лидеров нового русского бунта – прекрасная возможность донести свои взгляды до провинциальной публики.
nemtsov.ru/old

 

Участники диспута:
Борис Немцов, сопредседатель партии РПР-ПАРНАС и сопредседатель демократического движения «Солидарность»
Анна Галинкина, сопредседатель Владимирского регионального отделения демократического движения «Солидарность», член политсовета регионального отделения партии РПР-ПАРНАС
Валентина Комарова, 2-й секретарь Владимирского ОК ЛКСМ, школьный педагог-психолог
Илья Быков, студент 4 курса Юридического института, юрисконсульт регионального отделения КПРФ.

Тема седьмая, I // Тема первая // Тема вторая // Тема третья, I // Тема третья, II // Тема четвертая // Тема пятая, I // Тема пятая, II // Тема пятая, III // Тема шестая


РОССИЯ ЗАВТРА
© Наталья Новожилова

● Цели коммунистов
● Еще раз о необходимости национализации
● Перспективы России в условиях существующего режима
● Эволюция или революция?


РАСШИФРОВКА

Наталья Новожилова: Что вы думаете, что у нас будет завтра?

Илья Быков: Ну, если продолжится тот курс, который идет сейчас, и власть останется на таком же пути, то завтра ничего хорошего нас не ждет, скорее всего, будет развал страны уже окончательный, потому что деградация в сознании людей достигла просто апогея, и дальнейшего развития, если что-то не поменяется кардинально в системе, то будущее наше туманно. Ну, как сказал Борис Ефимович, Сибирь у нас Китаю отойдет, какие-нибудь провинции у нас, наверное, разделят. Надо менять, надо работать, а иначе конец печальный.

– <Реплика из зала> Ну, конкретно, все как-то обще.

И.Б.: Ну, конкретика в чем должна быть заключена: прежде всего, вопрос собственности, он главный. У кого эта собственность будет, если как сегодня она будет, у 10 олигархов, то будет продолжаться то же самое. Мы выступаем за национализацию крупных отраслей промышленности, мы говорим по поводу образования, как нужно сделать правильную реформу образования, мы говорим по поводу военно-промышленного комплекса, как с ним быть, как нам нужно реформировать его, чтобы наша армия была конкурентоспособна хотя бы с другими армиями мира. То есть, целый круг вопросов. Но, если коротко отвечать, что если не предпринимать этих действий, то завтра у нас будет довольно печально для всех.

Валентина Комарова: Я могу сказать, что на данный момент считаю, что только у партии КПРФ существует какая-то более-менее внятная программа, которая предусматривает и экономические вопросы, и вопросы образования, культуры, развития спорта, и прочие вопросы. Все это было озвучено неоднократно, пропагандировалось на сайтах. Мы хотим национализировать природные богатства, создать экономическую и финансовую структуру, которая могла бы позволить нам содержать самих себя, а не жить за счет импорта. Это новая индустриализация страны, то есть не разрушение наших заводов, а постройка новых. Также это контроль за финансовыми потоками страны, чтобы финансы не утекали на Запад, и, самое важное – это акцизы на табачную, алкогольную продукцию и прочее.

Борис Немцов: Ясно. Так, вот, вы знаете, у меня на памяти по поводу, раз уж вы так про национализацию, так любите… Вот, есть…

В.К.: А можно я тогда поясню…

Б.Н.: Не, я сейчас одну секунду, да, пожалуйста.

В.К.: Дело вот в чем, почему мы опираемся. У нас каждый гражданин нашей страны обязан защищать свою родину. Молодые люди, которые здесь присутствуют, с 18-летнего возраста должны идти в армию. Ну, предположительно должны, но не идут. Дело в том, что, если каждый гражданин обязан защищать свое государство, почему он не имеет права пользоваться природными богатствами – лесом, землей, водой, нефтью, газом, за которые он будет проливать собственную кровь?

Б.Н.: Ясно. Для того, чтобы пользоваться природными богатствами, не обязательно иметь один квадратный метр тюменской земли. Главное, иметь в бюджете деньги, которые страна получает за счет продажи этой самой нефти. И существует цивилизованные, я подчеркиваю, цивилизованные механизмы социального справедливого распределения национального богатства.
Этот механизм называется – «налоги». У кого в собственности находится предприятие вообще значения не имеет. Имеет значение, сколько те или иные предприятия и кому платят налоги. Вот, можно иметь частное предприятие, которое платит налогов гораздо больше, чем государственное.

Я вам приведу один пример, чтоб прекратить дискуссию, мне, кажется, что это, скорее, от необразованности про национализацию идет речь, а даже не из-за убеждений. Вот, Газпром не платит налогов, я утверждаю, на фоне других нефтяных компаний и газовых. Газпром, являясь государственной компанией, платит в 7 раз меньше налогов на единицу добытой продукции, чем Лукойл. В 7 раз меньше, вдумайтесь в это! Это государственная путинская компания. Потому что весь поток денежный, который идет, расхищается путинской группировкой. Расхищается, это вы никак понять не можете?!

Второе, я хочу, чтоб вы это просто поняли и своим старшим товарищам объяснили. Есть прямая зависимость между долей государственной собственности и коррупцией. Это зависимость линейная, а именно: чем больше доля государства, тем выше коррупция!
Вы хотите бороться с коррупцией? Сам у себя не украдешь, правильно? Вот, я хозяин, там, какого-то предприятия, неважно, оно производит тракторы, допустим, это приснопамятный Владимирский тракторный завод. Допустим. Я хозяин этого предприятия, у меня воруют на предприятии, ну, например, на сбытах и так далее, просто воруют. Я просто костьми лягу, чтобы прекратить это воровство.

Дальше, это государственное предприятие, Владимирский тракторный завод. Им управляет губернатор, либо какое-то министерство промышленности и так далее. Да плевать я хотел, главное, чтобы мне в карман летела копейка, и все. Неужели это не понятно?
Дальше, есть исследование эффективности государственного сектора и частного, это исследование в пользу частного сектора. Поэтому, друзья, вы, еще раз… У вас просто очень архаичные вожди, вам надо поменять вождей.
Вы хотите социализма? Вы боритесь за прогрессивные налоги. Вы хотите социализма, вы боритесь за то, чтобы деньги на здравоохранение шли, на обеспечение социальное и так далее. А вы боретесь за то, чтобы у нас все предприятия стали воровским Газпромом, чтобы все разворовали, вы боретесь за это. Вы знаете, почему всерьез Путин и Зюганов – близнецы, вы уж извините за крамолу? Потому что Путин тоже за национализацию. Тоже, он отобрал у Ходорковского ЮКОС и отдал его Роснефти. Он Газпром сделал формально государственным, он создал объединенную авиастроительную корпорацию, такую, что там ни один самолет сейчас у нас нормальным образом не летает, он создал объединенную судостроительную корпорацию, тоже государственную, он создал РОСНАНО во главе с Чубайсом, тоже государственную. Он создал «Олимпстрой» воровской, где у нас бюджет Олимпиады 35 млрд долларов, в три раза больше, чем бюджет летней Олимпиады в Лондоне, внимание. Зимней Олимпиады 35 млрд долларов бюджет – нормально?! Это тоже государственное, вы о чем, ребята?! Вы ему помогаете, вы ему помогаете воровать, ваш тезис о национализации – тезис о воровстве. Вот, я хочу, чтобы вы понимали. Я знаю, что вы это искренне делаете.

Тезис о национализации равносилен тезису о воровстве, я хочу, чтобы вы это понимали. Да-да, именно так. Именно так, когда вы имеете воровское бюрократическое государство, тезис о национализации является тезисом об обогащении этой бюрократии. Вы хотите, чтобы они стали еще богаче, вот, что вы хотите. Поэтому… это абсурд, это уже даже, знаете, даже Удальцов уже согласен. Он же просто вслух не говорит, он уже все понял. Я ему: «Чего ты, тебе мало, да, что они карманы набили, хочешь, чтоб еще богаче стали!» Вы только очень конкретно на это на все смотрите, вот, есть завод, да. Ну, там в Коврове у вас военно-промышленный комплекс когда-то был. Вот, представьте себе, национализировали. Приехал какой-то клерк там, условный Бабич, чтоб уж вам всем понятно было, и стал руководить этим заводом. К чему это руководство будет направлено, на что оно будет направлено? На то, чтобы карманы набить, неясно разве?
Вы думаете на то, чтобы пушки, что ли, делать или, там, навигационные системы? О чем вы говорите? Поэтому прекращайте! Вы хотите говорить о социальной справедливости – говорите, о социальной политике – говорите, о налогах – говорите, а национализация – это просто, ну, как вам сказать, это пещерно, это все неправильно, это неправильно. Можно говорить о национализации только, когда есть честное государство.

Вот, если бы у нас государство было такое же честное, как Финляндия и Швеция, чиновники бы не брали взятки, никто бы не грабил, вот тогда тезис о национализации имеет значение. Действительно, и то – его надо рассматривать исключительно как экономический, то есть: частник не справился, предприятие упало, оно плохо работает, государство пришло на помощь, честные чиновники придумали, как управлять предприятием и стали им управлять. Только для этого надо Швецией стать. А в условиях африканской коррупции ваш тезис – это катастрофа, это поддержка Путина. Просто, чтобы вы понимали, это его поддержка. Он это будет приветствовать.

Теперь по поводу перспектив. Друзья, перспектива у нас очень простая: либо нам удастся демонтировать путинский режим, вернуть страну к народовластию, демократии и к правам граждан, либо России не будет. Вот вся перспектива. Она развалится на куски, войны будут, убийства, и так далее.
Дальше, механизм, я считаю, всего один: это мирные народные протесты, нет другого механизма. Не потому, что мне это нравится, мне не нравится, мне 53 года в этом году. Я бы, честно говоря, тихо сидел себе в парламенте или, там, в губернаторском кресле, и так далее, и работал, уже не в том возрасте нахожусь. Просто я считаю, что они по-другому не понимают. Ничего они не боятся, а если, например, был какой-то там, который надоедливый, типа Гудкова, сейчас его будут сажать. Понятно, да?
Поэтому, единственное – это народный протест. Вы хотите что-то изменить – боритесь за это. Боитесь выходить на улицу – пишите в Интернете, боитесь писать в Интернете – на ухо своей жене рассказывайте, или любовнице о том, как надо жить. Только чего-то делайте, каждый. Каждый, кто что может, и чего не боится, вот, собственно, и все.

Теперь, время, временные рамки. Я считаю, что он не досидит… Он хочет сидеть, сейчас вы видите – он на Медведева стал катить бочку с помощью Балуевского, там, и так далее. Он хочет сидеть до смерти, чтобы тут без иллюзий, а за здоровьем он следит, он только этим и занимается, спортом с утра до вечера. А когда совещание – то это показывают по телевизору. В основном, человек у себя спортзал сделал там, все в порядке, и в Кремле, и в Белом доме. В общем, человек хочет жить вечно.

Боюсь, Россия его вечного правления не выдержит. Поэтому временные рамки мы должны для себя ставить, ну, ограниченные. Это не может быть 15 лет и так далее, я надеюсь, что в течение 5–7 лет мы все эти вопросы должны решить, иначе все, конец, не будет страны.

 

Источник фотографий — ЖЖ Наталья Новожилова

ДИСПУТ ПОЛНОСТЬЮ ЗДЕСЬ


Расшифровка — Алена Голубева
Видеоархив Бориса Немцова

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.